Игорь Опря: "В "Тилигуле" Григорий Корзун платил нам зарплату и коньяком, и сахаром, и дойч марками, и долларами"
2 августа 2017 года, среда

Еще один представитель золотого поколения "Зимбру" Игорь Опря давно вошёл в историю молдавского футбола, забив первый мяч в составе сборной Молдовы в официальных матчах. В интервью порталу Moldfootball.com Опря рассказал о своей карьере в "Заре", начавшейся еще во второй лиге союзного чемпионата, о "Тилигуле" и "Зимбру" времен их расцвета, о сборной Молдовы в начале ее пути, попутно вспомнив немало забавных случаев из лихих 90-х.

- Любовь к спорту, а тем более к футболу мне привили ещё родители. Моя мать преподавала в школе, и она частенько мне на переменах давала ключи от спортзала, чтобы я занимался. Отец у меня любил футбол, и он, по сути стал моим первым тренером. Он обычно кидал мне мяч под левую ногу, так как я был левша, и у меня, тем самым, эта нога была особенно развита. Вот так я приобщился к футболу. У нас в селе Кожушна была команда, выступавшая в чемпионате Молдавской ССР, и меня постепенно стали допускать к ней, но ненадолго. Вскоре меня заметили и пригласили в Кишинёв в Республиканскую школу олимпийского резерва на Рышкановке. Там работал тогда такой тренер, как Владимир Владимирович Благодаров, он сейчас в Канаде, который и стал со мной заниматься. Было мне тогда где-то 14-15 лет. С этих пор я и начал самостоятельную жизнь.
- То есть, можно сказать, что началась ваша футбольная карьера?
- Да, наверное, можно так сказать, тем более, что вскоре я уже оказался в Центре олимпийского резерва. А это уже очень серьёзно. Именно оттуда я и получил своё первое настоящее предложение отправиться в Евпаторию на сборы с бельцкой "Зарёй", которая тогда выступала во второй лиге союзного чемпионата. Помню, сообщил мне об этом один из руководителей ЦОРа Сергей Дубровин и добавил при этом: "Ты смотри, там воздух чистый". Я не понял тогда, что он имел в виду. Лишь потом до меня дошло. Дело в том, что я тогда начинал покуривать, и Дубровин этим подколол! Вообще он любил пошутить, если сейчас вспоминать все его приколы, то полдня займёт. Но и интеллигент, и специалист он был высочайший.
- Как вам тогда показались сборы?
- Было тяжело, но я выстоял и был приглашён в команду. Выступали мы тогда во второй лиге чемпионата СССР, а это, я вам скажу тогда был очень высокий уровень. Нам противостояли команды из РСФСР, два представителя Прибалтики, пять крепких белорусских клуба, ну и наш тираспольский "Автомобилист".

"НА ЭКЗАМЕНЕ В ПЕДИНСТИТУТ, КОТОРЫЙ ПРЕДСТАВЛЯЛ ИЗ СЕБЯ ФУТБОЛЬНЫЙ МАТЧ, ДУБРОВИН И ТЕГЛЯЦОВ ПОСТАВИЛИ МЕНЯ В ВОРОТА"

- Это Вам было уже 17-18 лет. То есть самый, что ни на есть призывной период, но вот в армейских командах вы замечены не были.
- Совершенно верно. Когда я закончил техникум физкультуры, у меня была возможность поступить в Москве в ГЦОЛИФК. Со мной даже было рекомендательное письмо, но тогда почему-то сдвинули сроки приёма, и я узнал об этом, уже когда прилетел в Москву. Причём, я опоздал буквально на 2-3 дня. Помню ещё, женщина в приёмной комиссии говорит мне, что она сейчас созвонится с кем надо и решат быстро вопрос, тем более, что у меня письмо. Но тут уже отказался я. Как-то не хотелось никого впутывать.


- Второй попытки на следующий год уже не было?
- Нет, я тут же подал документы в кишинёвский пединститут на физвоспитание, и я без проблем поступил, ведь, как-никак техникум я закончил с красным дипломом и для поступления нужно было сдать лишь профильный предмет, т.е. футбол. А принимали вступительные экзамены Сергей Дубровин и Георгий Тегляцов, которые были моими руководителями в ЦОРе. Вы понимаете, что после этого вопрос с поступлением был практически решён. Интересно, что экзамен представлял собой футбольный матч, и меня Дубровин с Тегляцовым поставили в ворота.
- Интересно, почему, и пропустили ли вы тогда гол?
- Ну, по всей видимости, у них не было вратаря, а так как мои способности они знали, то решили, что лучше посмотрят других ещё поступающих. Но сам факт действительно смешной. Это был первый случай, когда мне пришлось играть в воротах. Забили ли мне гол – вот, честное слово – не помню! Вот таким образом, я и не был замечен в армейских командах. Так как тогда по закону студентов в армию не брали.
- Но вернёмся к "Заре". Вы тогда первый сезон ещё играли на заменах, или сразу в основе?
- В некоторых играх выходил в основе, но, конечно, обычно на замены. У нас был очень сильный состав, тут и Александр Спиридон, и Слава Максим, и Слава Семёнов. Для меня было непривычно многое. Интенсивность игры была сумасшедшая, бегали без остановок. Но зато было очень интересно. Праздник футбола, подъём, поддержка болельщиков. Были и забавные случаи. Если помните, раньше существовали такие выездные автолавки. В команды мастеров приезжал бусик, а там полушубки, норковые шапки, икра чёрная, книги и другой дефицитный товар. И игроки тянули жребий кому что достанется. Всё на всех не хватало и я, как молодой, отказался участвовать. А мне наш главный тренер Владимир Госперский говорит: "Игорь, иди и ты потяни жребий!". Я думаю, ну куда я молодой пойду, но Госперский-таки заставил меня. И я вытащил роман Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита". А эта книга была тогда дефицитом. Скажу вам, что сам был не рад выигрышу. Все так посмотрели на меня, мол, молодой, а такой выигрыш вытянул. Я хотел было отказаться от книги, но опять насел Госперский, и книгу я взял.
- Книгу прочли?
- Да, тяжёлая книга. Я вообще на базе много читал. А что ещё мне было делать. Ребята постарше играли в карты, а я читал и бегал, как молодой, за водой, квасом для игроков.

Борш мне сказал: "Либо ты играешь за пединситут, либо за "Зарю". Но, если за "Зарю", то документы из вуза можешь забрать прямо сейчас". Правда, уже спустя годы он мне признался, что всё равно диплом бы дал, но откуда я тогда всё это знал?


- В "Заре" вы задержались ненадолго.
- Да, я ещё учился, как уже говорил, в "педе", и к нам пришёл Анатолий Николаевич Борш, который хотел создать боеспособную команду. Мы тогда даже выиграли Кубок Гагарина, который проводился на асфальте в школе милиции. И как-то Борш мне сказал: "Либо ты играешь за пединситут, либо за "Зарю". Но, если за "Зарю", то документы из вуза можешь забрать прямо сейчас". Правда, уже спустя годы он мне признался, что всё равно диплом бы дал, но откуда я тогда всё это знал? И пришлось уйти из "Зари". Надо сказать, что Анатолий Николаевич создал тогда в "педе" первый футбольный факультет и мы были первыми, кто по его окончании получали дипломы тренеров по футболу.
- Скажем прямо, было ради чего жертвовать "Зарёй".
- Может быть. Правда, Борш вскоре от нас ушёл. Тогда создалась команда "Тигина" (Бендеры), и он её принял. И примерно тогда проводился финал среди вузов. Соперником нашим был политех, у которого тогда тоже была очень хорошая команда, а тренировал их Владимир Владимирович Вебер. Ну мы и проиграли им 0:2. Нас тогда задушили судьи, и после матча я подошел к Веберу, напихал ему, в общем повздорили! Но, если честно, то политех тогда был сильнее.
И вскоре, к моему удивлению, мне раздаётся звонок от Вебера с приглашением встретиться. Как сейчас помню: осень, накрапывает дождик, и Вебер в чёрном плаще. А встретились мы на Ботанике на лавочке возле кинотеатра "Искра". И тут Владимир Владимирович мне говорит: "Я сейчас принимаю тираспольский "Тилигул" и хочу тебя пригласить попробовать себя в составе". Я ему отвечаю, что мол, мы же повздорили, но он не придал этому значения. Поехали на сборы, и я себя зарекомендовал. При этом я отлично понимал, что это уже первая лига союзного чемпионата, т.е. совсем другой уровень, тем более, что в "Тилигуле" подбиралась серьёзная команда под большие задачи. Мы с Серёжей Прохоровым были самые молодые. Мне тогда в 1991-м шёл только 22-й год, а остальные все ребята были опытные футболисты. Были лишь один-два человека с Тирасполя, остальные все иногородние.

"ЖИВЯ В ТИРАСПОЛЕ, ПАРУ РАЗ СЛЫШАЛИ ВЫСТРЕЛЫ В ГОРОДЕ. КОНЕЧНО, ЭТО НЕ БЫЛИ ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ, НО ЛОЖИТЬСЯ НА ПОЛ ПРИХОДИЛОСЬ"

- Не было тогда волнения?
- Да нет. Сборы прошёл успешно. Даже забивал, а надо сказать, что Вебер тогда ставил меня в нападение. Вначале чемпионата Владимирович меня ещё выпускал на замену, а потом уже и в основе. Помню, и гол забил волгоградскому "Ротору" такому известному вратарю Владимиру Клеймёнову.
- Кстати, в том последнем чемпионате СССР, вы с "Ротором" завоевали право выступить в следующем сезоне в высшей лиге советского футбола. Но произошёл развал страны и всё. Что тогда ощутили, большое разочарование?
- Да, для нас это был, как принято говорить, большой облом. Ведь нам всем хотелось испытать себя на высоком уровне. А ведь известно, что высшая лига советского чемпионата была одной из лучших в Европе. Да и в Тирасполе был тогда настоящий футбольный бум. Но, увы….
- Вместо этого пришлось в 1992 году стартовать в чемпионате Молдовы. Тот год был трагическим в истории страны прежде всего из-за приднестровского конфликта. Как вам игралось тогда, не было ли дискриминационного к "Тилигулу" отношения?
- Нет, абсолютно. Нас везде хорошо принимали, никакой предвзятости. Всё было нормально. Другой вопрос, что это действительно неприятная ситуация, когда война. Мы, даже живя в Тирасполе, пару раз слышали выстрелы в городе. Конечно, это не были военные действия, но мало ли какому ненормальному приходила идея пострелять, ведь неучтённого оружия тогда ходило много. Но нам от этого было не легче, приходилось даже во время такой стрельбы ложиться на пол.
- А не было того, как вы говорите облома, когда не сыграли Золотой матч в Новых Аненах против "Зимбру"?
- Если честно, я уже не помню всю подноготную, но было обидно. Мы же тогда, как известно, и финал Кубка проиграли комратскому "Буджаку". И ещё как проиграли - 0:5. Да, у "Буджака" была сильная команда, но, справедливости ради скажу, что мы сами виноваты. Выходя на игру, мы уже чувствовали себя победителями и поплатились.

Корзун мужик хитрый, говорит нам: "Сегодня зарплата в дойч марках, но по курсу доллара!" Валюток тогда не было в таком количестве, как сейчас, и мы верили ему!


- Зато на следующий год вы реабилитировались.
- Совершенно верно. Как сейчас помню, выиграли финал у кишинёвского "Динамо" 1:0 и получили право играть в Кубке Кубков.
- Помните тот дебют?
- А как же! Мы дважды уступили кипрской "Омонии". Для нас всё было в диковинку. Столкнулись совсем с другим футболом – европейского уровня. У нас было определённое волнение. Мы уступили "Омонии" 0:1 в Кишинёве, а на выезде 0:3. Хотя пройти их могли, но где-то всё-таки перегорели. Кстати, на Кипре у нас была забавная ситуация. Все помнят историю с "Андерлехтом", когда мы играли в форме соперника. Но и в игре с киприотами случилось тоже самое. Мы прилетели к ним с одним комплектом формы. А у них такой же и по регламенту УЕФА мы должны были переодеваться. А нам не во что. И тут "Омония" нас выручила. Так что и тогда в 1993-ем мы играли в форме соперника.
- А как могла получиться такая несогласованность?
- Я ж говорю, что мы тогда дебютировали в Европе и для нас была полнейшая неизвестность.


- Тогда "Тилигул" был чуть-ли не визитной спортивной карточкой Тирасполя. Какое было отношение к команде, начиная с руководства клуба и города, и кончая болельщиками?
- Нас любили. Патронировал команду чуть-ли не сам Смирнов. Он нас принимал, напутствовал - нет, не накачивал, а напутствовал. Зарплату Григорий Викторович Корзун нам платил регулярно и в срок. Правда, когда это был коньяк, когда сахар, порой долларами, а было, что и дойч марками. Причём, Корзун мужик хитрый, говорит нам: "Сегодня зарплата в дойч марках, но по курсу доллара!" Валюток тогда не было в таком количестве, как сейчас, и мы верили ему! На улице нас узнавали и даже автографы просили, тем более, что ходили мы в клубной форме. Возвращаясь к Корзуну, скажу ещё, что он очень переживал за команду. Помню, играем мы в Кубке Кубков на выезде против швейцарского "Сьона", смотрю, на скамейке запасных с нами сидит Григорий Викторович. Тогда это можно было, можно было даже курить. И, значит, вижу, Викторович делает один глоток из фляжки, потом второй. Оказывается, пил коньяк во время игры. Так он за нас переживал. Между прочим, тот поединок со "Сьоном" напомнил мне ещё один забавный случай. Перед игрой швейцарцы решили нам сделать подарок - принесли нам в раздевалку 11 пакетов с вином. А нас 18 игроков. Ну мы и давай делить перед матчем эти пакеты. Корзун на нас так обозлился, мол вы сюда приехали играть, или вино делить? А сам, выходит, попивал во время матча коньяк!
- Игорь, тогда состоялся дебют и сборной Молдовы в официальных отборочных матчах. Вы стали автором первого гола в таких соревнованиях.
- Да, как сейчас помню, 7 сентября 1994 года, Тбилиси. Мы стартовали в отборе к чемпионату Европы против Грузии. Помню, за сутки до матча мы присутствовали на игре нашей молодёжки против грузин в аналогичном турнире. И вот один из болельщиков, который сидел перед нами, поворачивается ко мне и показывает на пальцах цифру пять. Мол, завтра получите пять мячей. Ну я думаю: пять, так пять.
Настаёт завтрашний день. Мы выходим на переполненный стадион Бориса Пайчадзе. Голова кругом – 75 тысяч зрителей. Мне, да и не только мне, никогда ещё не приходилось играть при таком скоплении народа. Волнение огромное, а когда заиграли гимн, так вообще аж мурашки по телу поползли и сразу осознание, что ты представляешь страну, что ты должен доставить своей игрой и результатом радость людям. Да, мы выиграли 1:0. Сам гол получился красивым, таким обводящим ударом. После этого у меня аж дрожь по телу пробежала.
- После матча в раздевалке было ликование.
- Да, наш тренер Иван Степанович Карас сиял от счастья. Представляете, победа в первом официальном матче. Хотя по игре, мы должны были, если честно, проигрывать 1:5 или 2:5. Грузины были фаворитами встречи, Чивадзе сколотил хорошую команду. Но мы выиграли!
- В аэропорту вас торжественно встретили?
- Да вы что! Тогдашний президент федерации футбола Константин Тампиза, а он с нами в Тбилиси не летал, подошёл лично ко мне с бочонком вина и потребовал, что надо выпить стаканчик, хотя я и отказывался.

"На следующий день после победы над Уэльсом нам заплатили премиальные по пять тысяч долларов каждому. Но у нас и команда была классная. Все прошли школу советского футбола"


- Потом, победная серия продолжилась против Уэльса.
- Да, это было здорово! Мы выиграли 3:2. Все мячи забили игроки "Тилигула" - Секу, Погорелов и Белоус.
- А ведь по ходу вы горели 0:1. Не было ощущения, что сейчас "поплывём"?
- Нет, ни на йоту. Даже если где-то ощущалась усталость, то нас болельщики гнали вперёд. Кстати, на следующий день нам заплатили премиальные по пять тысяч долларов каждому. Но у нас и команда была классная. Все прошли школу советского футбола.
- Затем было два поражения от Болгарии и Германии.
- Ну что вы хотите. У Болгарии тогда была мощная команда, они тогда заняли четвёртое место на чемпионате мира. Мы им уступили в Софии 1:4, хотя боролись. Тогда судья нам не дал два пенальти на Клещенко. Ну, а Германия, вы сами понимаете. Хотя это был праздник! Республиканский стадион был забит под завязку, люди сидели в проходах. Волнение, конечно, было, чего скрывать. Но набрались бесценного опыта. Помню, было столкновение с Маттеусом. Я извинился, положив руку на него, а он ноль эмоций, ни хамства, ни грубости. Большой профессионал, как и вся команда. Мы тогда думали, с кем поменяться майками. Саша Спиридон был большой любитель этого, и он как раз с тем же Маттеусом и поменялся. А Маттеус был капитаном, и вот эту повязку Александр Фёдорович, уже будучи тренером в "Шахтёре", отдал Тимощуку. Так что Тимощук играл уже с нашивкой Маттеуса.
- А как немцы вели себя? Не было какого-то высокомерия?
- Нет-нет. Единственное, что некоторые игроки не хотели меняться майками, а так всё в порядке.
- В следующем отборочном цикле вы уже не играли.
- Да, к сожалению, я получил тяжёлую травму на Кубке Содружества, выступая уже за "Зимбру".

НАСКОЛЬКО Я ЗНАЮ, СУММА ТРАНСФЕРА ИЗ "ТИЛИГУЛА" В "ЗИМБРУ" РАВНЯЛАСЬ 25 ТЫСЯЧАМ ДОЛЛАРОВ"

- Я знаю, что ваш переход в стан "зубров" был не без некоторого скандала с Корзуном.
- Тут ситуация в чём. Должны мы играть с кишинёвским "Конструкторулом" в Тирасполе. А я знал Зелёного, потому что он венчал Васю Кошелева, и вот после венчания собрались мы у Васи. и Валера Погорелов, зная о моём знакомстве с Зелёным, попросил помочь ему в одной ситуации. Валеру незадолго до этого, что называется, "кинули" в одном турагентстве, где он заказывал путёвки на море. И вот перед игрой в Тирасполе с "Конструкторулом", я подхожу к Валерию Георгиевичу с просьбой помочь, а тот мне руку на плечо, мол, давай после матча. Ну всё это видит Корзун. Матч мы проигрываем и после этого Григорий Викторович, не разобравшись в ситуации, обвиняет меня в договорняке. Ну коль так, я тоже стал в позу и заявил Корзуну об уходе. На следующий день мне нужно ехать в сборную, а жене говорю, чтобы собирала вещи. И вот едет она в рейсовом автобусе, а за ней фура с вещами. И на таможне тормозят. Супруга заходит к таможенникам, а у них висит портрет всего "Тилигула". Она тут же говорит: "А вот мой муж, Игорь Опря!" Ну таможенники оказались любителями футбола и сразу без проволочек пропускают и Дорину, и груз! А я потом договорился с Александром Спиридоном, который был играющим тренером в "Зимбру" о переходе, ну а генерально всё устаканили Корзун с Чёрным. Насколько я знаю, сумма сделки равнялась 25 тысячам долларов.
- В "Зимбру" вашу карьеру можно назвать тоже запоминающейся.
- Да, безусловно. Если в "Тилигуле" я выигрывал лишь Кубок, то в "Зимбру" помимо этого, я ещё четыре раза становился чемпионом и получил право выступать в Лиге Чемпионов.

Во время игры с "Тоттенхэмом" на Республиканском стадионе отключили горячую воду и нам пришлось мыться в холодной, причём англичанам – тоже. Два игрока думали, что мы им тем самым мстим за поражение и отправились к нам в раздевалку, думая, что мы принимаем горячий душ, но...


- "Зимбру" тогда проводил исторические матчи с такими клубами, как ПСВ "Эйндховен" на предварительном этапе Лиги Чемпионов, а затем и в Кубке УЕФА с "Тоттенхэмом".
- Да, мне даже удалось в Кишинёве поменяться майками с Руудом ван Нистелроем. "Эйнховен" классная команда. Но и мы держались достойно. В Кишинёве сыграли по нулям, а на выезде пропустили два мяча лишь в самой концовке. А ведь незадолго до этого, используй свой шанс Юра Митирев, кто его знает, могли вообще попасть в групповой турнир. Хотя, как сказал потом Серёжа Епуряну в шутку или в серьез: "Хорошо, что проиграли в основное время, потому что в дополнительное, они бы нас развозили на штук пять мячей".
- Потом был "Тоттенхэм".
- В Лондоне на меня произвёл огромное впечатление стадион "Уайт Харт Лейн". На таких аренах я ещё не играл. Стадион – сказка. Причём, что интересно, в середине поля небольшой подъём, чтобы дождь стекал. Ещё интересный момент был. Матч в Лондоне, по просьбе хозяев, был перенесён на 15 минут, из-за того, что болельщики не успевали заполнить арену. Я ещё тогда сказал: "Ну вот, начинается! Настраиваемся на одно время, а играть нужно в другое". Но англичане обещали отблагодарить. Поединок мы проиграли 0:3. У них всю погоду делал француз Давид Жинола. Феноменальный игрок. Я даже некоторую часть матча опекал его, но это оказалось бесполезным. После игры англичане пригласили нас всех в клубный паб. Впечатлений масса. Потом мы играли с ними уже в Кишинёве - сыграли вничью 0:0. Жинола на поле так и не вышел, он наблюдал за игрой с трибун. А не вышел, потому что не захотел играть на таком газоне. После игры произошёл вообще анекдотичный случай. На Республиканском стадионе отключили горячую воду и нам пришлось мыться в холодной, причём англичанам – тоже. Два игрока думали, что мы им тем самым мстим за поражение и отправились к нам в раздевалку, думая, что мы принимаем горячий душ, но увидев, что это не так, пулей выскочили к себе!


Ещё карьера в "Зимбру" запомнилась работой с великими тренерами – Семёном Альтманом и Александром Скрипником. Альтман вообще грандиозный специалист, высокоинтеллектуальный человек, интеллигент. От него не услышишь мата, умел великолепно, без накачки, настроить на игру. Делал он это либо цитатами из Библии, либо философскими высказываниями, типа: "Дорогу осилит идущий", или "Собака лает, караван идёт". Замечательное чувство юмора, впрочем, как и у каждого, наверное, одессита. К сожалению, Семён Иосифович покинул команду. Но и его сменщик Александр Николаевич Скрипник мало чем отличался по своему профессионализму. Но в 2000 году, когда мы последний раз стали чемпионами, руководство выразило неудовлетворение игрой клуба и отправило Скрипника в отставку. Я тогда на правах капитана команды спросил на собрание вице-президента клуба Семёна Исаковича Вайнберга: "Вы рассуждаете как профессионал или как болельщик?" Видимо, этот вопрос не понравился, и со мной контракт не продлили. Но тут поспело предложение Скрипника, который возглавил одесский "Черноморец".

"ИЗ "ЧЕРНОМОРЦА УШЕЛ, КОГДА НОВЫЙ ТРЕНЕР СТАЛ ПОЛИВАТЬ ГРЯЗЬЮ СКРИПНИКА"

- Не было ли для вас это понижением в классе? Всё же "Черноморец" тогда был командой первой украинской лиги, а не высшей.
- Нет, ни в коем случае. Первая лига Украины тогда была сильнее нашей Национальной Дивизии. Там вообще другой футбол, с заполненными трибунами, с вниманием, с телевидением, с ажиотажем. Я вспоминаю мой первый приезд в Одессу. Мне сказали: "Приедешь на центральный вокзал, и скажешь таксисту - гостиница "Чёрное море". Проезд на такси туда стоил 4-5 гривен. Знаете, сколько я заплатил? 50! Дело в том, что таксист меня кружил, вертел, наверное, объехали пол Одессы. Когда я это рассказал Скрипнику, он мне просто ответил: "Добро пожаловать в Одессу!". Это потом меня уже таксисты возили бесплатно, хотя я им совал деньги. Дело в том, что очень многие в Одессе болеют за "Черноморец" и болеют по-доброму. Нет такого, что проиграли - и в порошок. К сожалению, сам "Черноморец", выйдя в высшую лигу, по финансам оказался не готов был бороться на равных. Скрипника сняли, а вскоре и я ушёл, после того, как новый главный тренер стал обливать грязью своего предшественника, хотя был до этого помощником Скрипника.
- Вы вернулись снова в "Зимбру".
- Да, но играл уже недолго. Годы брали своё, и я закончил карьеру.
- В 2010 году вы баллотировались на пост президента федерации футбола. Что тогда помешало выиграть, ведь у вас была интересная программа?
- Вы знаете, как-то не хочу затрагивать этот вопрос. Как впрочем, и историю моего директорства в ФК "Зимбру". Вы ведь и об этом планируете спросить?

Автор: Виталий Шутиков, специально для Moldfootball.com

Также читайте:

Владимир Коссе: "Тот комплект формы "Андерлехт" нам подарил, и мы еще пару сезонов играли в ней в чемпионате Молдовы"

Виктор Комлёнок: "На подъемные в "Шерифе" купил машину и квартиру. Понимал бы, как ценна недвижимость, купил бы несколько"

Раду Ребежа: "Когда принёс первую зарплату домой, то шокировал родителей"

Сергей Дубровин: "На Мальдивах мы питались у вожака племени. Черт его знает, чье мясо мы ели"

Ион Тестимицану: "Контракт с "Бристоль Сити" я подписал в аэропорту. Он был на английском, и я абсолютно ничего не понял"

Валерий Андроник: "Переход в "Рому" не состоялся из-за того, что бухарестское "Динамо" не договорилось с итальянцами"

Сергей Епуряну: "Сожаление о том, как сложилась карьера, есть однозначно"

Вадим Борец: "Гол в ворота сборной Голландии я вспоминаю реже всего"

Виктор Берко: "Те, кто получал зарплату водкой, быстро отбивали свои деньги, а вот люстры еще по полгода на базаре продавали"

Денис Калинков: "Хазар" предложил новый контракт, но агент пообещал "Атлетико" или "Мальорку"

Юлиан Бурсук: "Агент сказал - бери двадцать штук и подписывай, или придется возвращаться в Атаки"

 
Источник: "Молдавский футбол"

 

Комментарии
от Мишанчика       13:47 6.08.2017
Комент123, в 1989 (это конец 80-х) отсрочку восстановили. Так что 72-й год уже не призывали с институтской скамьи.

Rodman       12:35 4.08.2017
Согласен с коментом crystal. Реально в состав той сборной конца 90-х из нынешних от силы 3-4 игрока пробились бы.
RDRGER       22:08 2.08.2017
спасибо Игорек читал до конца с большим удовольствием ,и прошел пару моментов рядом с тобой .
Хоть есть что вспомнить ,жаль молодежь не берет пример

Стамм       20:15 2.08.2017
Хороший человек,отличный тренер , вспоминаю с радостю времена работы с ним в Вииторул Орхей !!!
спт83       17:10 2.08.2017
хороший футболист.

Но тут он прав: не хочу затрагивать этот вопрос. Как впрочем, и историю моего директорства в ФК "Зимбру"

тут гордиться не чем
комент123       15:41 2.08.2017
соврал о том,что в конце 80-х не призывали в армию из институтов студентов.С первых и вторых курсов всех годных к строевой призывали,а он откосил от службы.
igo-go       14:58 2.08.2017
admin что с селфи конкурсом??? кто победил???
crystal       14:23 2.08.2017
Спасибо за интервью!! С носталгией вспоминаю те времена, я считаю что настоящий футбол в Молдове в девяностые годы и начало двух тысячных и все потом у нас футбол здох.