Олег Шишкин: "Время, проведённое в ЦСКА, было для меня одним из лучших в карьере"
15 августа 2017 года, вторник

Олег Шишкин относится к числу тех молдавских футболистов, про которых можно сказать, что их карьера удалась. Судите сами, далеко не каждый попадает в престижный клуб и сразу же получает доверие тренера, становится одним из ключевых игроков и завоёвывает бронзовые медали. Олегу же это удалось. В 24-летнем возрасте он стал игроком основы московского ЦСКА.

О годах проведенных в кишинёвским "Конструкторуле", переходе в ЦСКА, годах, проведённых в большом футболе и о своих тренерских взглядах Шишкин рассказал в интервью порталу Moldfootball.com.

- Я с детства увлекался спортом. Мне нравились и хоккей, и баскетбол, и настольный теннис, и даже большой теннис. Более того, у меня сосед был Юра Горбан (в прошлом теннисист, ныне - тренер и капитан сборной Молдовы по теннису - прим. МФ), он всё пытался привить мне большой теннис. Но меня всегда тянуло на футбол. Играли во дворе, ходили на Республиканский стадион играть в коробке, на "Динамо" на асфальте играли. То есть всё детство, как я помню, было связано с футболом. Любил его смотреть и по телевизору. В отличие от своего отца, который был поклонником "Спартака", я всегда болел за ЦСКА.
- А как вас заметили специалисты?
- Как-то во время одной из игр ко мне подошёл Антон Павлович Абабий. Спросил какого я года, и оказалось, что как раз мой 1975 год он и набирал тогда в школу футбола на Рышкановке. Честно говоря, я даже не знал о существовании такой школы футбола. Для меня была известна лишь школа футбола "Нистру", и я всё хотел туда попасть, но не знал, как это сделать. И я стал ходить. Было мне тогда около 9 лет. Попал я в группу к Владимиру Гурьевичу Карпищенко, который, к сожалению, недавно умер. Потом, в спортклассе, нас принял Сергей Егорович Карманов. Мы тогда много ездили на турниры в Москву, в Ленинград, Сухуми. А потом, когда мы достигли 16 лет, Сергей Егорович пытался нас, если можно так сказать, трудоустроить.

И тут для меня наступили тяжёлые времена. Я не выдерживал тех нагрузок на тренировках, у меня ещё не было той физической силы, как у других. Я даже на одной из тренировок потерял сознание


- И вы оказались в Кожушне.
- Я попал туда сразу после школы, в 16 лет. Команда была хорошей, Слава Максим играл, брат Игоря Опри. Отыграл я там буквально полсезона и попал в кишинёвский "Амоком" к нынешнему президенту федерации футбола Павлу Чебану. Чем-то я ему приглянулся на сборах. Команда тогда у нас была сильная. Тут играли и покойные уже Серёжа Савченко и Боря Тропанец, ныне здравствующие Серёжа Секу и Ваня Табанов. Был сплав опыта и молодости. Потом произошла смена тренера, и клуб принял Евгений Пиуновский. И тут для меня наступили тяжёлые времена. Я не выдерживал тех нагрузок на тренировках. Я был тогда ещё маленький, худенький, было мне всего 17 лет. У меня ещё не было той физической силы, как у других. Я даже на одной из тренировок потерял сознание.
- Ничего себе. После этого врачи не запретили заниматься футболом?
- Нет, конечно. Здоровье-то у меня было в порядке, просто физика отсутствовала ещё для таких нагрузок. Я понял, что ещё не готов для таких вершин, да и Пиуновский мне не доверял. И я оказался в "Спуманте" (Крикова). Тренером там был Сергей Дубровин, который собрал неплохую команду. Там и Андрей Мартин был, мы и жили с ним на одной улице, дружили с самого рождения и до сих пор дружим. Потом Валентин Лупашко пришёл, Рома Оника выступал, местные криковские футболисты были. Сейчас они работают тренерами, и мы часто встречаемся, вспоминаем те времена.
- Нагрузки уже выдерживали?
- Ну там не было такого, как в "Амокоме". В основном, были упражнения с мячом, беговые упражнения. Я чувствовал себя комфортно, видел, что мне доверяют, в отличие от "Амокома", в котором я чётко понимал, что игровой практики у меня не будет. В "Спуманте" я провёл три хороших года. Пусть даже и после первого года Дубровин уехал, но он оставил приличную для Дивизии А команду. Мы даже в паре с "Конструкторулом" вышли в Националку. Тренировал нас уже специалист из Румынии.

"ЗЕЛЕНЫЙ" КАК-ТО ОБМОЛВИЛСЯ МАЦЮРЕ, ЧТО ПРИГЛАШЕНИЕ МЕНЯ В "КОНСТРУКТОРУЛ" БЫЛО ОШИБКОЙ"

- Примерно в то время возник и вариант с "Конструкторулом".
- Мы тогда вышли в Националку, сыграли где-то полсезона, и меня заметил "Конструкторул". Как я понял, инициатива исходила от Валерия Григорьевича Ротаря. У них тогда была проблема в центре поля. Игроки этого амплуа уже были в возрасте – это и Владимир Сафроненко, и чемпион СССР 1983 года в составе днепропетровского "Днепра" Витя Кузнецов, братья Скалы, Коля Васильев. Все они были уже в годах и не могли тянуть. Мне же тогда было 19 лет. И "Зелёный" вышел на нашего президента Николая Цуркана, и договорились о переходе.
- Тогда вас стали привлекать и в молодёжную сборную.
- Да, это был праздник, когда меня пригласили в молодёжку, она тогда стала ещё и олимпийской. Ощущения были невероятные! Это был сумасшедший адреналин. Даже если ты не играешь, всего лишь тренируешься в сборной - уже класс. Тебя привозят на хорошем автобусе, у тебя форма сборной, гимн играет, аж мурашки по коже.
- Дебют ваш пришёлся на отборочный матч чемпионата Европы против Германии в Кишинёве. Помните ту игру?
- Конечно. Ведь это первый матч за сборную. Против нас вышли игроки, многие из которых стали потом звёздами. Тут и Циклер, и Нойвиль, и Нерлингер, и Новотны. Волнение, конечно, было. Первый матч против Германии, заполненные трибуны стадиона "Динамо". Мы играли, что-то получалось, что-то не получалось. Но у нас и команда была очень сильная: в середине поля был Серёжа Пархоменко, Серёжа Епуряну, Марин Спыну, Серёжа Рогачёв, Толя Лукьянчиков. Мы тогда сыграли с ними вничью 1:1. Конечно, сыграл и фактор не очень хорошего поля, это как-то сбило немцев, но главное, что мы тогда забрали очко. Это было невероятно, радость тренеров, всей страны.
- Но вернёмся к "Конструкторулу". Как вам показалась команда? Ведь она ставила тогда перед собой очень высокие задачи.
- Тогда шло становление команды. Меня взяли в опорную зону, где я играл с Юрой Скалой. В команде тогда подбирался очень приличный состав - Ваня Табанов, Серёжа Динов, Игорь Кучук. Был баланс опытных футболистов и нас, молодых ребят. Плюс великолепный тренерский состав во главе с Александром Григорьевичем Мацюрой, спортивным директором Владимиром Борисовичем Цинклером, ну и конечно, президентом клуба Валерием Григорьевичем Ротарем.


- Кстати, о Валерие Григорьевиче, каким он вам показался, ведь о нём бытует разное мнение - от деспота до родного отца для всех игроков?
- Ну насчёт деспота тут однозначно не ответишь. Да, бывало, что мог реально наехать на игрока, даже замахнуться, но чтобы бить - я такого никогда не видел и не слышал. Более того, после наездов "Зелёный" сам переживал за свои эмоции. Но что поделать, он искренне болел за команду и открыто об этом и говорил, и всем своим поведением показывал.
Насчёт отца родного – это да! Он за каждого из нас переживал. Я вам скажу, что при нём многие ребята получили квартиры, вот я в том числе. Причём я уже тогда был женат и мне на выбор предложили несколько двушек, и я выбрал. Народ хотел к нам попасть в команду, но сделать это было не просто, в тоже время и не каждый бы выдержал быть у нас.
- В каком смысле?
- Ну у нас, помимо игровых качеств, ещё придавалось значение человеческим характеристикам. Характеру каждого. Спустя некоторое время "Зелёный" даже как-то обмолвился Мацюре, что приглашение меня в клуб было ошибкой. Это мне Александр Григорьевич сказал уже спустя долгие годы. У нас тогда пошла череда неудачных игр против "Тилигула" и "Зимбру".
- Получается, что Мацюра вас отстоял?
- Он убедил Валерия Григорьевича оставить меня в команде. "Зелёный" прислушивался к мнению Мацюры, но больше всего, конечно, он дорожил мнением Цинклера. Он видел в нём легенду.
- "Конструкторул" тогда практически сразу стал одним из лидеров молдавского футбола.
- Совершенно верно. В 1996 году мы взяли Кубок, а на следующий год стали чемпионами.
- Сбылась мечта Валерия Георгиевича?
- Да и не только его. Но, если вспоминать Валерия Григорьевича, то да. Он и не скрывал всего этого.

Когда играл в "Амокоме", я получал 3 тысячи купонов, в Крикова уже 13 тысяч. Когда я принёс такую зарплату домой, мама испугалась, думала, что своровал. Даже не знала, что делать с такими деньгами.


- Он как-то премировал вас?
- Понимаете, там всё смешалось. Мы выиграли Кубок и получили право играть в Кубке Кубков. Когда мы прошли первый этап, обыграв "Ришон ле Цион", нас премировали за победу в Кубке и за проход израильтян. Дали тогда две с половиной тысячи долларов. Баснословные по тем временам деньги.
- Как вы их потратили?
- Часть денег дал родителям. Они купили тогда новый телевизор, а на остальную сумму я сделал хороший ремонт в квартире.
- Как родители отреагировали на такие деньги?
- Когда играл в "Амокоме", я получал 3 тысячи купонов, в Крикова уже 13 тысяч. Когда я принёс такую зарплату домой, мама испугалась, думала, что своровал. Даже не знала, что делать с такими деньгами.

"КОГДА ЗАМЕНЯЛИ ВИТЮ КОМЛЁНКА, ВЕСЬ СТАДИОН "ГАЛАТАСАРАЯ" ПРОВОЖАЛ НАШЕГО ИГРОКА СТОЯ"

- Вы попали в еврокубки с "Конструкторулом". Это был ваш дебют в таких соревнованиях. Волнение ощущалось?
- Трудно сказать. Мне кажется, что когда я в молодёжке играл тот свой первый матч против Германии, волнение было больше. А потом я стал как-то адаптирован.
- Даже не переживали, когда после прохода "Ришон ле Циона" попали на турецкий "Галатасарай", серьёзный по европейским меркам клуб?
- Вы знаете, особо нет. Хотя "Галатасарай" тогда действительно представлял из себя очень мощный клуб. Тут тебе и Хакан Шукюр, и Георге Хаджи, и Эмре (нынешний одноклубник Александра Епуряну в "Истанбуле ББ" - прим.МФ), который потом перейдёт в миланский "Интер". Первый матч в Кишинёве мы сыграли достойно, хотя и уступили 0:1. Правда, Витя Комлёнок мог, по-моему, дважды забить.


- Потом вы отправились на "Али Сами Йен" в Стамбул, на стадион, который называется "адом". Неужели нервы не пошаливали?
- Мы приехали на игру за два часа до её начала. И уже на треть стадион был заполнен. Причём не только заполнен. Там уже начался праздник. Зрители на одной боковой трибуне подаются вперёд, а на противоположной – назад, и наоборот. Такого мы ещё не видели. А к началу встречи стадион был забит до отказа, и шумовая поддержка "Галатасараю" была мощнейшая. Тут коленки могли и задрожать. Но, такой уж я человек, как только выхожу на разминку, отключаюсь и отдаюсь матчу.
- "Конструкторул" тогда проиграл 0:4.
- Да, но, если помните, первый тайм мы сыграли по нулям. Витя Комлёнок, которому тогда было 17 лет, вовсю таранил оборону хозяев. Лишь после перерыва сказался класс "Галатасарая" и нам влетело четыре мяча.
- После матча Мацюра и "Зелёный" буйствовали?
- Нет. Они всё прекрасно понимали, что это уже совсем другой уровень. Это уже Европа. Напротив, они говорили, что мячи, которые нам залетали, это не следствие наших ошибок, а просто класс соперника. Даже где-то похвалили, как-никак сыграть первый тайм по нулям. Когда заменяли Витю Комлёнка, так весь "Али Сами Йен" провожал нашего игрока стоя, аплодисментами. Согласитесь, всё это дорогого стоит.
- Зато на следующий год вы провалились в Лиге Чемпионов.
- Да, мы проиграли белорусскому клубу МПКЦ из Мозыря. Проиграли в упорной борьбе, где-то не хватило опыта, где-то мастерства, а где-то были упущения и в подготовке к играм.

"СУММА ТРАНСФЕРА В ЦСКА СОСТАВИЛА 150 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ. "ЗЕЛЁНЫЙ" ПОПРОСИЛ ДОБАВИТЬ, И ДОПЛАТИЛИ ЕЩЁ 50 ТЫСЯЧ"

- В 1999 году вы оказались в ЦСКА. Как на это реагировал "Зелёный"? Не противился ли вашему отъезду, мол команду покидают ключевые футболисты?
- Новость про ЦСКА мне сообщил Цинклер, который позвонил и сказал, что меня и Витю Комлёнка ждут в Москве на просмотре. Витю в "Торпедо", меня – в ЦСКА. Конечно, было приятно, но чтобы я испытывал какое-то волнение или, тем более, испуг - этого не было. Дело в том, что за год до этого я уже был на просмотре в днепропетровском "Днепре", и я вроде подошёл им, но тогда клубам не удалось договориться. Главное, я тогда понял, что там играют те же люди, с двумя ногами, руками, головой. Да, довлеет имя, бренд, но с этим давлением можно справиться. И потому для меня поездка в ЦСКА страха не нагоняла. Напротив, было интересно! Противился ли "Зелёный"? Я думаю – нет. Он всегда хотел, чтобы каждый из игроков команды рос, а тут подворачивается такой шанс. Хотя, я знаю, что Витю Комлёнка уже в 17 лет приглашали на просмотр в киевское "Динамо", но тогда, конечно, Валерий Григорьевич был против отъезда. Ну это понятно, куда там в 17 лет - и в горнило такого серьёзного по уровню чемпионата, как украинского, да ещё и в киевское "Динамо". Ну а тут мы подросли уже и созрели для отъезда. Плюс и с финансовой стороны было выгодно. Меня поначалу ЦСКА брал в аренду, и знаю, что давали 50 тысяч долларов. Для "Конструкторула" это были тогда очень неплохие деньги, т.е. уже на что-то "Зелёный" мог не тратить свои деньги. Плюс, стоял пункт, что если я устраиваю армейцев, то они выкупают меня.


- Что в итоге и вышло. И за сколько тогда вас выкупили?
- Сумма вместе с арендой стояла 150 тысяч долларов. Я знаю, что "Зелёный" попросил добавить, и доплатили ещё 50 тысяч.
- Как вас приняли в ЦСКА и как вам показался клуб?
- Приняли нормально. Кроме меня, было ещё где-то три человека новичков. Клуб произвёл впечатление солидности. Приходишь на базу в Архангельском, у тебя идеальное поле, специальные напитки, фармакология, медицинский центр, различные службы работают. Сразу понимаешь, что попал в серьёзный клуб. Все футболисты интересные, крепкие. Состав был хороший, играли Семак, Варламов, Филипенко, Хомуха. Тренировал клуб Олег Долматов. Я знаю, что он искал как раз опорника. До меня он пробовал двух игроков, и они его не устроили. Тогда Долматов стал первым, кто стал в России играть в линию 4-4-2.
- Вы идеально подходили под эту схему?
- Я думаю, что Долматову больше понравилось то, что я делаю. Он увидел, что я много играю вперёд, много проникающих передач, много стенок. После первой же тренировки Долматов сказал: "Давай оставайся, мы ещё посмотрим тебя". Ну а мне-то что? Подготовиться к сезону в хорошей команде для меня было здорово. Потом, уже по истечении 10 дней, я понял, что стану игроком ЦСКА. В команду ещё взяли тогда словака Марека Холле и мы понимали, что хочет Долматов, и подходили под его концепцию игры.

Играешь в Москве, выходишь на поле динамовского стадиона, видишь полные трибуны, невероятный адреналин, атмосфера сумасшедшая, потом интервью на телевидении, по-моему, Первому каналу, болельщики не уходят, скандируют твоё имя - впечатление, будто попал на другую планету.


- Как клуб решил бытовые вопросы?
- Всё было сделано очень хорошо. Когда я стал игроком ЦСКА, клуб выделил мне квартиру. Причём квартиры всем выделялись компактно, чтобы всем было недалеко от метро Аэропорт, где автобус нас забирал и минут 40 вёз до Архангельского. Район был центр Москвы, Ленинградское Шоссе.
- Ваш дебют ознаменовался и первым голом.
- Да, уже в дебютном матче против "Локомотива" я забил гол. Но ощущения были непередаваемы не только от гола. Играешь в Москве, выходишь на поле динамовского стадиона, видишь полные трибуны, невероятный адреналин, атмосфера сумасшедшая, потом интервью на телевидении, по-моему, Первому каналу, болельщики не уходят, скандируют твоё имя - впечатление, будто попал на другую планету. Потом Долматов стал доверять мне, я стал игроком основы, спустя месяц, забил первый гол и в Лиге Чемпионов. Я чувствовал, что становлюсь своим! Время, проведённое в ЦСКА, было для меня одним из лучших в карьере.



- Но в 2001 году вам пришлось уйти из стана армейцев.
- Там ситуация была такая: у Долматова пошли проблемы на семейном фронте. Если помните, тогда у него пропала жена и был психологический срыв. Плюс, тогда в Москве пошли взрывы, и Путин, ставший президентом России, начал зачищать Москву от чеченцев, а именно чеченцы и были в то время нашими спонсорами. Нас предупредили, что у нас будет новый клубный президент. Так и получилось, пришёл Гинер, а тренером стал Садырин.
- С Садыриным вы не особо сработались.
- Так уж получилось, что я чувствовал ко мне не такое доверие, как при Долматове. То я играю в основе, то выхожу лишь на замену, то вообще не играю. И контракт с ЦСКА по обоюдному желанию был расторгнут. О моих сложностях знал Адриан Сосновский, который играл в "Сатурне", и предложил мне перейти туда, пообещав поговорить насчёт меня с президентом клуба. Так я оказался в Раменском.

"ПРИ ЛОМАКИНЕ МЫ ЗАГУБИЛИ ПРЕДСЕЗОНКУ - ТАКОГО Я НЕ ВИДЕЛ НИ ДО, НИ ПОСЛЕ"

- Но там у вас не особо сложилось.
- Главный тренер "Сатурна" Владимир Шевчук поначалу меня наигрывал, но потом взял в команду Валеру Кечинова и мы оказались конкурентами. Обоих нас Шевчук не выпускал, да и смысла не было, а всё больше предпочитал Валеру, который был в отличной форме. Ну я, увидев недоверие, ушёл, хотя Шевчук просил остаться, но я уже всё для себя решил. И оказался в питерском "Динамо".

Плана подготовки вообще не было, тренер мог куда-то уйти, мы были предоставлены сами себе. А занятия частенько носили довольно оригинальный характер. Мы ложились на доски, подключали какие-то датчики с током...


- Тогда "Динамо" представлял из себя грозную силу?
- Да, это был проект. Тогда Путин негласно дал задачу, чтобы Питер имел две команды в Премьер-Лиге. И под это собирали хороших игроков. Но первый матч мы проиграли Томску, хотя и вели 1:0. Руководство поменяло тренера - вместо Ломакина пришел Дмитрий Галямин. При Ломакине мы тогда загубили предсезонку, такого подготовительного периода я не видел ни до, ни после. Плана подготовки вообще не было, тренер мог куда-то уйти, мы были предоставлены сами себе. А когда тренер занимался, то занятия частенько носили довольно оригинальный характер. Мы ложились на доски, подключали какие-то датчики с током, якобы для зарядки у нас энергии. Первые шесть туров мы провели на одном дыхании. А потом всё! Галямину нужно было ситуацию исправлять, что он и сделал. А соперники были мощные, это и пермский "Амкар", который всегда стремился в вышку, "Кубань" с её сумасшедшим бюджетом, "Анжи", где тоже всё было заточено под Премьер-Лигу, Казань, где тогда оттачивал своё мастерство Бердыев. Плюс перелёты, в одну только Читу летишь семь часов, а про девять часов лёта в Хабаровск вообще лучше не вспоминать. Но мы выглядели достойно, мало того, что в Питере никому не проиграли, так по ходу чемпионата ещё и навёрстывали упущенное в предсезонке. И после первого круга прочно держались в стане лидеров.
- Но потом случился спад?
- Как обычно, стали менять руководство клуба, тогда, если не ошибаюсь, Грызлов был министром МВД, и он хотел видеть во главе команды своего человека. Галямину пришлось уйти, а вместе с ним и целой группе игроков. В том числе и мне, тем более, что я получил травму. Новый тренер говорил, мол, лечись, мы на тебя рассчитываем, тем более, что я был лучшим игроком клуба по итогам первого круга, а новый президент считал, что я уже инвалид и больше не буду играть. Одним словом, началось то, что называется мягким словом "бардак".
- Вас тогда Галямин позвал в Смоленск.
- Ему предложили возглавить "Кристалл", и он позвал меня. При этом был предельно честен, сказав, что бюджет клуба никакой, денег нет, но помочь надо. Самое интересное, что у Галямина и игроков толком не было, и он, как пазл, складывал команду. Привёз четыре-пять игроков ЦСКА, появились пару ребят с Украины, несколько местных футболистов, и команда получилась симпатичная. Мы дома тогда проиграли лишь "Амкару". А остальных не отпускали, беря у них очки. Мы даже тогда всю элиту лиги дома обыграли. А потом Бышовец, ставший президентом ФК "Химки", после первого круга забрал Галямина к себе.

"БОЛЕЛЬЩИКИ "ТОМИ" СКАНДИРОВАЛИ МОЁ ИМЯ, КАЖДОЕ КАСАНИЕ МЯЧА ВСТРЕЧАЛОСЬ ОВАЦИЕЙ. А В ГОРОД ВЫЙТИ БЫЛО НЕВОЗМОЖНО"

- Ну а вы последовали за Галяминым.
- Не сразу. Я хотел сначала вернуться в Питер, куда пришёл Долматов. Даже поехал на сборы. Понятно, что не был готов на 100%, но Долматов тогда всех футболистов, которых знал, уже не особо воспринимал, и я стал понимать, что зря приехал. Вернулся в Смоленск, поиграл ещё полгода, Галямин отправился в Химки, ну вот тогда и я за ним. Мы тогда даже в вышку должны были выйти, и мы выходили, но опять же, произошла смена руководства, а Галямин ушёл в ЦСКА, но там так и не начал работать.
- Почему?
- Тогда Гинер решил пригласить португальского тренера Артура Жорже, а Галямина сделать вторым, но больше переводчиком. Дмитрия эта перспектива не радовала, и он ушёл из стана армейцев.
- А с вами что было?
- Как я уже сказал, в "Химках" произошла смена руководства. Пришёл Василий Кульков, и мы даже съездили на сборы. И чтоб вы понимали, мы обыграли всю российскую вышку, плюс призёров югославского чемпионата. Но потом приходит Шевчук.
- И вы уходите.
- Нет, меня вызвал Шевчук, сказал, что рассчитывает на меня, хочет даже капитаном сделать. Но Галямин тогда принял "Томь" из Томска и пригласил меня.
- И вы поехали.
- Ну а как иначе, тем более, что во всех клубах мне Галямин доверял.
- Не смущало, что едете в Сибирь, вроде не футбольный регион?
- Что вы, как раз-таки именно футбольный. Несмотря на то, что это Сибирь, в Томске безумно любят футбол. Болельщики ждут начала сезона, ждут домашних матчей "Томи", активно поддерживают команду, приезжают даже на базу. Причём всегда поинтересуются не только наличием травм, но и здоровьем, бытовыми вопросами. А во время матчей что творится! Трибуны заполняются полностью. А когда команда попала в вышку, так болельщики умудрялись залезать на деревья, смотрели матчи с крыши домов. И это в морозы! Я провёл три великолепных года в Томске. Они мне даже напомнили время, проведённое в ЦСКА.

- В Томске вы ещё стали главной звездой команды.
- Болельщики скандировали моё имя, каждое касание мяча встречалось овацией. Приглашали на телевидение, множество интервью в прессе. А в город выйти было невозможно. Тут же автографы, таксисты наотрез отказываются брать с тебя деньги за проезд.
- Но, как говорится, всё хорошее когда-нибудь заканчивается.
- Начали мы сезон неважнецки. Первые четыре тура прошли, а у нас всего очко. Галямина убирают, и приходит бывший московский торпедовец Александр Гостенин. Специалист для профессионального футбола слабенький. До этого он работал в школе футбола, детей тренировал. Но мы с командой, видя это, сами собрались и потихоньку тур за туром наверстали упущенное. Появился самый настоящий командный дух! Я тогда выдал классные матчи на Кубок с "Кубанью" и в чемпионате с Саратовом. Этот поединок был, по сути, за второе место, так как "Терек" ушёл далеко вперёд, и его было уже не догнать. Гостенин мне уже доверял полностью. Но главное, мне доверяли так называемые местные специалисты, которые и руководили командой, т.к. Гостенин, как я понимал, практически ничего не решал. Вот тогда я и стал звездой, и любимцем у болельщиков. У меня даже видео дома есть, как в игре с "Балтикой" я с центра поля обыграл всю команду и отдал результативную передачу. Мы тогда вышли в Премьер-Лигу.

Бышовец вызвал меня к себе и показал билет на Кишинёв, но при этом сказал, что оставляет меня, даёт мне шанс. "Оправдаешь – будешь в команде, не оправдаешь – не будешь". Ну я и согласился. И тут играем мы в Томске против ФК "Москва", горим 0:2…


- То есть, состоялось и ваше возвращение в элиту российского футбола.
- Да, но не так гладко, как хотелось бы. В команду пришёл Борис Стукалов, с которым у меня как-то не сложилось. То играю, то не играю, но он недолго пробыл в команде. Вместо него клуб возглавил Анатолий Фёдорович Бышовец. Но и с ним поначалу было тяжело. Он тоже не сразу мне доверял. Но и я не был до конца в хорошей форме. Меня даже из команды хотели убирать. Бышовец даже вызвал меня к себе и показал билет на Кишинёв, но при этом сказал, что оставляет меня, даёт мне шанс. "Оправдаешь – будешь в команде, не оправдаешь – не будешь". Ну я и согласился. И тут играем мы в Томске против ФК "Москва", горим 0:2. Меня Бышовец выпускает на поле, пришлось играть против Раду Ребежи. И мы выигрываем 3:2. Я делаю дубль. После этого появилось уже доверие Бышовца ко мне, все мои недруги тоже стали друзьями. Но тут решили поменять тренеров…
- Зачем?
- Насколько я знаю, тут проблема была в Бышовце, который решил, что нужно менять руководящий состав на 80%, забить своими людьми. В этом ему, естественно, отказали. Оно и понятно. Представляете, указать на дверь людям, которые в клубе работают уже по 20-30 лет. В итоге, убрали Бышовца, и пришла плеяда Петракова.
- И как у вас сложилось при Петракове?
- Я немного поиграл, а потом мне нужно было делать операцию паха. Операцию нужно было делать в январе, я уже побывал в Москве в ЦИТО. Мне сказали, что необходимо 10 дней для того, чтобы полностью вылечиться. Но Петраков заявил, чтобы я потерпел до мая, добавив при этом, что если я уеду на операцию, то могу тут же в клуб не возвращаться. "Ты мне нужен здесь!" После второго сбора мне ещё раз напомнили, что резать надо по-любому, но Петраков вновь не отпустил, и вновь заставил играть до мая. Вот так я на уколах и играл. Потом сделал операцию, вернулся в команду. Хорошо себя чувствовал, но Петраков почему-то перевёл меня в дубль. А потом у меня уже заканчивался контракт. Клуб хотел его продлить. Но Петраков был против.

Горлукович был своеобразный. Говорил: "Если сегодня проиграете, все ставите мне после игры пиво, если выигрываете, то пиво всем вам ставлю я". Вот так мы и сидели после матча


- Но на этом ваша российская карьера не закончилась.
- Меня пригласили в курский "Авангард", который тренировал известный в прошлом игрок, олимпийский чемпион Сергей Горлукович. Интересный специалист! Он требовал, чтобы мы на тренировках не жалели не только себя, но и друг друга, то есть играли жёстко и прям как в игре. Но и человек был своеобразный. Он говорил: "Если сегодня проиграете, все ставите мне после игры пиво, если выигрываете, то пиво всем вам ставлю я". Вот так мы и сидели после матча. Он вспоминал свою карьеру, Олимпиаду в Сеуле. Все эти беседы затягивались часа на два.
- После Курска вы оказались в Азербайджане.
- Да, год я провёл в бакинском "Интере", с которым завоевал серебряные медали национального чемпионата. По уровню ведущие клубы Азербайджана могли тогда смело играть в чемпионате России и всем, кроме московских команд и "Зенита", составили бы очень серьёзную конкуренцию. В местный футбол вливались огромные деньги. Приезжали добротные и хорошие игроки из Бразилии, Аргентины. Пусть не "сборники", но всё равно ребята, умеющие играть и знающие футбол. Да и местные азербайджанцы, скажу я вам, тоже умеют на поле всё, только вот с игровой дисциплиной у них просто беда. Может, отсюда и национальная сборная страдает.
- После Азербайджана вы уже вернулись домой.
- Да, поиграл сезон в бельцкой "Олимпии", с которой стал бронзовым призёром нашего чемпионата. Кстати, на тот момент, это было самое высокое достижение бельцкого клуба. Потом три сезона в "Зимбру" и я понял, что с игровой карьерой нужно уже заканчивать.

"ЯРЦЕВ В НЕКОТОРЫХ МОМЕНТАХ, БУДУ ОТКРОВЕНЕН, МЕНЯ НЕПРИЯТНО УДИВЛЯЛ"

- Зато началась тренерская. Почему именно тренером решили стать?
- Я всегда хотел быть в футболе. Ещё в бытность игроком я отмечал для себя какие-то тренерские ходы, думал, что бы я сделал для улучшения игры в команде. Ну и пошёл учиться на курсы при федерации футбола.


- А как возник вариант с "Милсами"?
- Очень просто. Адриан Сосновский работал в ней, и в качестве помощника пригласил меня.
- Вам довелось поработать в Оргееве даже с экс-тренером сборной России Георгием Ярцевым.
- Да, но я, если честно, ожидал большего от работы с ним. В некоторых моментах, буду откровенен, он меня неприятно удивлял. Особенно в вопросах тактики, где он, как мне показалось, вообще не силён.
- В прошлом сезоне вы в тандеме с Адрианом Сосновским сделали "Милсами" бронзовым призёром чемпионата. Почему вас уволили?
- Не знаю. Нас просто поставили перед фактом, ничего не объясняя. Хотя задачу на сезон мы выполнили. Более того, в некоторых матчах показывали игру более интересную, чем в чемпионском сезоне 2014 года.
- "Милсами", насколько я знаю, имеет перед вами задолженность по зарплате. Как-то решается этот вопрос?
- Нам должны ещё с февраля. Сумму называть не буду, но она приличная. Нас заверили, что полностью рассчитаются. Вот ждём.
- Вы не занимаетесь поисками нового места работы?
- Пока до сентября я выжидаю. А потом буду думать.
- Олег, вы, как тренер, приверженец какого футбола?
- Мне очень импонирует футбол, в который играла "Барселона" времён Хосепа Гвардиолы. Вот такой футбол я бы хотел прививать моим командам. А в идеале я поклонник бразильского стиля, такого артистичного, но вкупе с немецкой дисциплиной. Это, на мой взгляд, идеальный футбол. Конечно, я понимаю, что поставить такую игру очень сложно.
- Оглядываясь назад, как считаете, повторили бы сначала свой путь в футболе? Ведь у вас одна из самых удачных карьер среди молдавских футболистов.
- Безусловно. Футбол – это моя жизнь. Хотя я порой анализирую и считаю, что мог бы ещё больше сделать на футбольном поле.

Автор: Виталий Шутиков, специально для Moldfootball.com

Также читайте:

Игорь Опря: "В "Тилигуле" Григорий Корзун платил нам зарплату и коньяком, и сахаром, и дойч марками, и долларами"

Владимир Коссе: "Тот комплект формы "Андерлехт" нам подарил, и мы еще пару сезонов играли в ней в чемпионате Молдовы"

Виктор Комлёнок: "На подъемные в "Шерифе" купил машину и квартиру. Понимал бы, как ценна недвижимость, купил бы несколько"

Раду Ребежа: "Когда принёс первую зарплату домой, то шокировал родителей"

Сергей Дубровин: "На Мальдивах мы питались у вожака племени. Черт его знает, чье мясо мы ели"

Ион Тестимицану: "Контракт с "Бристоль Сити" я подписал в аэропорту. Он был на английском, и я абсолютно ничего не понял"

Валерий Андроник: "Переход в "Рому" не состоялся из-за того, что бухарестское "Динамо" не договорилось с итальянцами"

Сергей Епуряну: "Сожаление о том, как сложилась карьера, есть однозначно"

Вадим Борец: "Гол в ворота сборной Голландии я вспоминаю реже всего"

Виктор Берко: "Те, кто получал зарплату водкой, быстро отбивали свои деньги, а вот люстры еще по полгода на базаре продавали"

Денис Калинков: "Хазар" предложил новый контракт, но агент пообещал "Атлетико" или "Мальорку"

Юлиан Бурсук: "Агент сказал - бери двадцать штук и подписывай, или придется возвращаться в Атаки"

 
Источник: "Молдавский футбол"

 

Комментарии
ееее       18:55 17.08.2017
ха-ха
Radler       23:46 15.08.2017
..da voi cine sunteti,oparitilor???)))
render       21:46 15.08.2017
to rusail:

pe atunci nu era interzis pentru ei sa joace la pariuri, asa ca nu e de condamnat, nici de judecat, in prezent da, deja e o problema grava.......repet, eu am relatat doar o istorie hazlie, in rest Shishkin mereu va fi in aminirea noastra un jucator cu rezultate foarte bune din istoria recenta a Moldovei, tot respectul pentru el ca jucator....
render       21:38 15.08.2017
Admin, ceea ce am scris eu era o intimplare hazlie, nicidecum nu era ceva de sters, dar ma rog, voi decideti ce sa publicati si ce nu........daca ceva eu mai am intimplari cu Comlionoc, cu Cristi Efros si altii, dar repet sint intimplari hazlii, nicidecum nu cred ca aceste persoane se vor supara, in 8 ani de lucru in sfera pariurilor am vazut destule :)
rusail       20:50 15.08.2017
Comentu cu contora l-o sters.Credeti ca noi nu stim ca Shiskin si toti altii joaca la pariuri?Toti stiu da nimeni nimic nu fac.
crystal       19:31 15.08.2017
Respect Oleg Shishkin!!
render       15:28 15.08.2017
Foarte placute asa fel de interviuri. Multumesc admin. [deleted]
Зура       14:54 15.08.2017
Хорошее и познавательное интервью, мне понравилось. Насколько я помню, тогда ЦСКА все-таки не был еще таким мощным клубом как сейчас. Но все равно ЦСКА есть ЦСКА. Помню тот гол его, смотрел в прямом эфире матч с Локо :)
Добавить комментарий