Сергей Рогачев: "На первые премиальные в Олимпийской сборной, казалось, могу купить половину Глодян"
12 февраля 2018 года, понедельник

Нападающий Сергей Рогачев трижды становился лучшим бомбардиром чемпионата Молдовы и до сих пор является молдавским рекордсменом по количеству голов в одном сезоне. Голевая удача сопутствовала ему практически во всех клубах, где он играл – "Олимпии", "Шерифе", российском "Сатурне, казахском "Актобе". О том, чем занимается сейчас, об "Олимпии" 90-х, начале эпохи "Шерифа", дебюте за национальную сборную на Уэмбли и о том, как подвозил Романа Широкова до метро, Рогачев рассказал в интервью порталу Moldfootball.com.

- Молдавским болельщикам о вас давно ничего не слышно. Чем вы сейчас занимаетесь?
- Живу по-прежнему футболом. Тренирую детей в обычной школе, где есть секция. А еще у нас есть любительская команда, которую мы создали с моими приятелями, я ее тоже тренирую. Есть перспективные, хорошие ребята. Все нормально – семья, работа.
- В Молдове бываете?
- Да, конечно. Летом вот собираюсь приехать.

ЭТО БЫЛИ ЛИХИЕ 90-Е, БЫЛО ВЕСЕЛО И СТРАШНОВАТО: И СВЕТ ДАВАЛИ ПО РАСПИСАНИЮ, И С ПИТАНИЕМ БЫЛИ ПЕРЕБОИ

- Когда вы поняли, что видите себя только в футболе?
- Связать свою жизнь с футболом я хотел еще в школе – мечтал, думал. Слава Богу, все получилось. Конечно, хотелось бы лучше, но я доволен тем, что есть.
- Первой взрослой командой для вас стал фэлештский "Кристалл"…
- На самом деле, первой взрослой командой для меня стала "Олимпия", а в "Кристалле" я играл в аренде. "Олимпия" - это было своего рода приключение. В 16 лет я из школы попал сразу во взрослую команду. Это были лихие 90-е, было весело и страшновато: и свет давали по расписанию, и с питанием были перебои, с горячей водой были проблемы, да и с холодной, в принципе… По прошествии лет уже вспоминается этот период как веселый и интересный. Было замечательно. В юности все воспринимается не так трагично, как в более осознанном возрасте. У нас было много молодых ребят, которые жили на базе - Славик Руснак, Эдик Лебединский, Валера Череш - и мы неплохо уживались. Когда были проблемы с питанием, родители присылали нам еду, и мы всегда делились куском хлеба.
- С зарплатами перебоев не было? Виктор Берко рассказывал, что зарплату, бывало, выдавали водкой или люстрами…
- Такое было, не отрицаю, но не постоянно, а скорее, как единичный случай, когда долг был. Поверьте, водка была реализована даже лучше, чем то, что мы должны были получить (смеется).


- Из "Олимпии" вы попали в "Конструкторул", где впервые в карьере стали чемпионом.
- Я не считаю себя чемпионом, потому что я сыграл тогда буквально два месяца. Мои пару голов – это не большой вклад по сравнению с тем, что команда сделала без меня. На меня тогда вышел Валерий Ротарь, и "Олимпия" отдала меня в аренду буквально на тот период, когда "Конструкторул" играл в Кубке УЕФА. Мы сыграли с израильским клубом, прошли дальше, и вышли на "Галатасарай". Соответственно, "Галатасарай" мы не прошли, и по окончании этого приключения в Кубке УЕФА я вернулся в "Олимпию". Валерия Георгиевича я запомнил только с хорошей стороны, знаком с его семьёй. Никаких особых историй со мной за два месяца не приключилось. Не могу сказать ничего плохого о таком замечательном человеке, фанате футбола. Всё было позитивно и хорошо.
- Поиграв еще немного в "Олимпии", вы перешли в "Шериф", только начинавший свое восхождение на олимп молдавского футбола. Чувствовалось тогда, что этот клуб – будущий многократный чемпион страны?
- По амбициям я чувствовал, что да, потому что там собралась почти вся молодёжная сборная на тот момент. Это и покойный Руслан Барбурош, и Вася Арлет, Раду Талпэ... Там были ребята, которые немного поиграли и в национальной сборной, и легионеры не самого плохого качества. Амбиции я уже видел. Понимал, что там "всерьез и надолго".
- Вы легко решились на этот переход?
- На тот момент "Олимпия" играла в высшей лиге, а "Шериф" был в первой лиге. Оставалось буквально полгода до выхода "Шерифа" в высшую лигу. Надо было сделать шаг назад, чтобы потом сделать два шага вперёд. Я не пожалели о том, что перешёл в этот клуб. Он оставил след в моем сердце, я до сих пор смотрю игры "Шерифа" и переживаю за него.
- Ходили слухи, что "Шериф" заплатил за вас "Олимпии" 200 тысяч…
- Возможно, я не знаю. Я в этих делах не участвовал, это были вопросы клубные. Мне выплатили определённую сумму в качестве подъёмных. Я был доволен, думаю, что все стороны были довольны.

"САТУРН" БЫЛ КАК ПОСЛЕДНИЙ ВАГОНЧИК ПОЕЗДА, КОТОРЫЙ УЖЕ УХОДИЛ

- Как из "Шерифа" вы попали в "Сатурн", ставший впоследствии, пожалуй, самым успешным периодом в вашей карьере?
- Мы играли с ними товарищескую игру на сборах, потом Молдова играла со сборной России. На тот момент тренером "Сатурна" был Сергей Павлов, он еще помогал в сборной России Романцеву. После игры сборных он меня пригласил в "Сатурн". О переходе я лично попросил Виктора Гушана, потому что я до этого ездил на просмотр в московские "Динамо" и "Спартак", но там не удалось закрепиться. "Сатурн" был как последний вагончик поезда, который уже уходил, а я хотел перейти в более сильный чемпионат, поэтому меня Гушан любезно отпустил.
- Это стало для вас первым заграничным опытом, психологически были готовы?
- Конечно, понятно, что чемпионат России – это уровень повыше, чем молдавский. Условия были намного лучше. Но я был готов, я переходил не просто для того, чтобы перейти и получить какие-то деньги, я хотел играть, у меня было много энтузиазма. Я хотел получать удовольствие, а не только получать деньги.
- Что вас больше всего поразило, когда вы переехали?
- Больше всего удивило расстояние. Если в Молдове дальний выезд – это 200 км, то в России расстояния намного больше и приходилось очень много летать. Я тогда не боялся, с возрастом начал бояться. Но по-другому никак, надо было подстраиваться. Я не мог изменить условия.
- В одном из интервью вы рассказывали, что перед переходом в "Сатурн" вас пугали, что там чуть ли не всех легионеров увозят в лес. Потом вы эту информацию опровергли, расскажите, как на самом деле происходило?
- Нет, это просто журналисты взяли откуда-то, я таких слов не говорил и не давал опровержения. Я об этом никогда ничего не знал, такого не было.
- В "Сатурне" вы застали Романа Широкова, даже одно время подвозили его до метро.
- Да, на самом деле такое было. Рома тогда был перспективным парнем, который из второй лиги перешёл в "Сатурн", и естественно, мы помогали друг другу.
- В "Сатурне" вы играли ярко, наверняка были какие-то предложения от клубов из-за рубежа?
- Было предложение из клуба высшей лиги Швеции, но это было так, вскользь, и я понимал, что их чемпионат на тот момент был слабее. Я не воспринимал это предложение всерьёз. Естественно, ко мне подходили скауты с предложениями от других клубов, но я не видел большой заинтересованности.



В КАЗАХСТАНЕ Я ВПЕРВЫЕ РЕАЛЬНО СТАЛ ЧЕМПИОНОМ

- Зато вы после "Сатурна" перешли в казахский "Актобе". Как это получилось?
- В Казахстан я попал через Владимира Муханова, который когда-то был тренером в "Сатурне", а на тот момент возглавлял "Актобе". Он пригласил меня в Казахстан, а я не имел никакого понятия об их чемпионате. Я долгое время не играл в "Сатурне" из-за травм, мне надо было что-то менять, поэтому я переехал. Перелёты были тоже длительные, но я был уже матёрый, поэтому для меня это не было проблемой. В Казахстане мне очень понравилось, вот недавно ездил на 50-летие "Актобе", с большим удовольствием посетил город, футбольное поле, провел детские мастер-классы. Было интересно, как они развиваются и развивают футбол. Они даже сделали урок футбола в общеобразовательных школах.
- С "Актобе" вы стали чемпионом, и этот титул уже точно можете записать себе в актив.
- Это 100%. У нас была хорошая и сильная команда. В Казахстане я впервые реально стал чемпионом. В "Актобе" я провёл целый год, забил нормальное количество мячей, хотя хотелось бы больше. Да, я стал чемпионом и был этому очень рад. В первый год нам это не удалось, мы стали вторыми, по-моему. А во второй год у нас все было нормально, мы взяли первое место.


- После Казахстана у вас был не очень длинный период в "Уралмаше", он чем-то запомнился?
- Наверное, когда я был в Казахстане, мне хотелось вернуться в Россию, быть ближе к семье. Но по прошествии лет я скорее пожалел, что покинул "Актобе". В Казахстане я играл больше времени, в Урале стало больше перелётов, потому что это первая лига. И травму там я получил, восстанавливался месяца два. Этот период я не могу занести себе в актив.
- Затем вы ненадолго вернулись в "Олимпию", всего на 8 матчей…
- Сергей Киселёв, бывший тогда президентом "Олимпии", пригласил меня. Мы с ним с детства знакомы, жили в одном доме. Я согласился, потому что мне нужно было получать игровую практику, прийти в себя. Я хотел играть, но у меня, после всех травм, не было особых приглашений, хотелось почувствовать себя опять в форме. Наверное, мне это не особо удалось, потому что я стал старым, никому не нужным и с травмами (смеется).

В ПИТЕРСКОМ "ДИНАМО" БОЛЬШИНСТВУ РЕБЯТ БЫЛО ЗА 30, А ТРЕНЕРА НАМ ПОСТАВИЛИ 23-ЛЕТНЕГО

- Ещё пару раз уехать вам всё же удалось. Вы вернулись в Казахстан - в команду "Восток", которая запомнилась историей про то, как вы вместе с командой оцепили аэропорт, чтобы добиться от директора справедливости и денег, которые он вам задолжал.
- Да, в какой-то момент мы поняли, что он скрывается. Местные ребята предложили поехать. Я не мог отсидеться на базе, нужно было принять в этом участие, я поддержал ребят, почему нет.
- Тогда вы добились чего-то?
- Добились, конечно, через суд нам всё оплатили. Я был в Москве уже, но они мне всё равно закрыли долги.


- Примерно в тот период азербайджанский "Бакы" вами интересовался, но позже заявили, что вы им не по карману.
- Помню, что разговаривал с их представителем. Да не было каких-то заоблачных цен. Я для них особого интереса не представлял, поэтому они хотели немного снизить цену, но не случилось. Ничего страшного.
- Последним клубом в вашей карьере стал питерский "Динамо". За полгода, что вы там провели, сменилось пять или шесть тренеров…
- Это был шедевр! Там каждый месяц менялся тренер – месяц тренирует, приходит другой, еще месяц тренирует, уходит. У нас команда была опытная, большинству ребят было за 30, и вот в один момент пришел тренер, которому было 23 года. А второму тренеру был 21 год. Вы можете себе представить ситуацию. Они с увлеченным видом и умным лицом пытались тренировать. У нас был определённый круг ветеранов, мы заходили к ним, советовали. Тренер вроде соглашался с нами. Но опять же, тренеры менялись каждый месяц, так что недолго мы его называли по имени-отчеству (смеется).
- После этого вы решились на завершение карьеры, хотя, наверное, могли еще пару лет поиграть. Вы как-то сказали, что хотели завершить на мажорной ноте, пока трибуны не начали вам свистеть. Не жалеете сейчас?
- До 36-37 лет можно играть защитником, нужно меньше резкости, скорости. Но я был нападающим. Конечно, можно ссылаться на Индзаги и Ди Натале, но я не они, у меня и резкость была не та, и скорость поменьше. Травмы тоже дали о себе знать в последние два года. Мне больно было каждый день тренироваться, и я не хотел мучить себя и те команды, за которые я бы играл. Для того, чтобы не мучить друг друга, я решил закончить.
- Несмотря на то, что у вас была успешная карьера, в еврокубках вы играли очень мало, всего пару матчей. Не жалеете, что не попали в команды, которые лучше себя проявляли на европейской арене?
- А как не жалеть? Конечно, жалею. Естественно, всегда хочется большего. Но я понимал, что я, может быть, нормального уровня, но не дотягиваю до того уровня, где большие задачи стоят перед командами. Значит я такой футболист.

МАТЧ С АНГЛИЕЙ НА УЭМБЛИ, В КОТОРОМ Я ДЕБЮТИРОВАЛ, ПЕРЕСМАТРИВАЮ ЧУТЬ ЛИ НЕ СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ

- О таком дебюте в сборной, какой был у вас, многие, наверное, только мечтают – в 19 лет на Уэмбли, против таких футболистов как Гаскойн, Бэкхем, Невилл… Голова не закружилась?
- Мечтать о таком дебюте – это о счете 0:4? Поменяться футболкой, что ли? (смеется) Не только голова закружилась, но и колени подогнулись. До сих пор я не могу найти слов, чтобы передать ту атмосферу. У меня есть диск с записью матча с английского телевидения. Раз, может быть, в два года я пересматриваю тот матч чуть ли не со слезами на глазах.


- Это и был самый запоминающийся матч за сборную или какой-то другой?
- Скорее всего, этот был самым ярким, но мне еще запомнился мой дебют за олимпийскую сборную. Это было в матче с Грузией, счёт был 1:1. Я вышел на замену, и у меня получилось забить гол с передачи Марина Спыну. Мы выиграли 2:1. Это был великолепный матч. Мне было 18 лет, нам выдали хорошие премиальные и я думал, что могу купить половину Глодян на эти деньги.
- В сборной премиальные давали только за победы или за хорошую игру тоже?
- Я получал премиальные только за победы. Но я слышал, что давали и за хорошие матчи. Я при таких матчах не присутствовал, я присутствовал только на плохих матчах (смеется).

Я В КУРСЕ ТОГО, ЧТО ПРОИСХОДИТ СЕЙЧАС С "ЗАРЕЙ". НО ВОЗМОЖНО, ЭТО И К ЛУЧШЕМУ

- У вас был небольшой период тренерской карьеры в "Олимпии-2", который неожиданно закончился.
- Мне этот период запомнился с хорошей стороны. Мне Киселёв доверил тренировать дубль, и я это с удовольствием делал. Мы вместе тренировали с Витей Берко, и нам кое-что удавалось. Но было кое-какое недопонимание, я не хочу вдаваться в подробности. Некоторые ребята, которые играли в "Олимпии-2", потом заиграли на высоком уровне. Тот же Раду Рогак, который недавно дебютировал за сборную Молдовы. Я очень рад этому, поздравил его, и горжусь им.
- Сейчас согласились бы приехать в Молдову тренировать?
- Конечно, мне с возрастом сложнее отдаляться от семьи, у меня все-таки большая семья. Но почему бы и нет.
- Сегодняшняя "Заря" тоже проходит через непростой период, и новый сезон начнет с большим количеством молодых ребят. Следите за ситуацией?
- Конечно, я слежу за ситуацией и переживаю. Я общаюсь с Жорой Богю, и естественно, в курсе того, что происходит. Возможно, это и к лучшему, там есть неплохие ребята, которым можно доверять. Я не думаю, что это трагедия. Может быть, наоборот, местные ребята заиграют. Пусть растут воспитанники.

ОДНАЖДЫ ПЕРЕД ИГРОЙ ТРЕНЕР ПРИШЕЛ, ПРОЧЕЛ СТИХИ, А СОСТАВ НЕ НАЗВАЛ

- Есть у вас любимый гол?
- Однажды я забил "Реалу", но потом проснулся, и оказалось, что это был сон (смеется). На самом деле, любимых голов нет. Я забил немало, но нет такого запоминающегося, про который я мог бы сказать: вот это самый любимый. Не отличались мои голы какой-то особой красотой.
- Кто был самым крутым тренером, с которым вам приходилось работать?
- Скорей всего, Олянский в "Олимпии" дал мне очень много индивидуально, как нападающему. А в тактическом плане, конечно, Мацюра. Я очень ему признателен, и благодарен судьбе, что встретил такого тренера. Поначалу мне казались нудными эти постоянные тактические занятия, но потом я проникся этим и стал слушать. Я считаю, что благодаря ему у меня такой багаж за плечами. Хочу пожелать ему здоровья, счастья, и не сдаваться.


- Были и тренеры с причудами, например, вы как-то рассказывали про того, кто выбирал состав по гороскопу.
- Конечно. Имен называть не буду, скажу только, что это было. Было ещё такое, что тренер пришел, прочел стихи и говорит: "все, давайте, выходите". Ребята его спрашивают: "а состав?" Он такой: "а состав тот, который в прошлой игре был".
- Виктор Берко рассказывал, что вы часто придумывали какие-то споры, например, когда он в сомбреро из автобуса к журналистам вышел. Какие еще ситуации случались?
- Было в "Сатурне" много таких историй, так не вспомню даже. В Молдове мы всё время шутили с Витей, а потом, когда его рядом не стало, мне хотелось шутить с кем-то, и мы шутили с Джамбуладом Базаевым. Разное придумывали – и с бутсами, и многое другое, но уже и не помню. А про сомбреро пусть Витя еще раз расскажет, будет смешно.
- Молодым игрокам что хотели бы пожелать и посоветовать?
- Могу сказать только одно: чтобы они ценили каждую минуту тренировки. Потому что футбольный век короток, всё скоротечно. Детям хотелось бы пожелать, чтобы они меньше становились чемпионами за "Реал" в компьютерных играх, а ставили перед собой цель стать чемпионами великих команд в реальной жизни. У детей сейчас все проще – они могут играть рядом с Месси, не выходя из дома, поэтому хотелось бы пожелать, чтобы они ставили цели в реальной жизни.

Автор: Анна Гросул.

Также читайте:

Эрик Ококо: "В "Конструкторуле" мне как-то дали деньги просто так, из-за моей короткой причёски"

Сергей Клещенко: "Началась моя карьера матчем на первенство первой лиги СССР - я вышел на замену и сразу получил двойной перелом"

Сергей Секу: "Вместо поездки на Чемпионат Европы, меня отправили в Кишинев сдавать вступительные экзамены в Пединститут"

Денис Романенко: "Когда были в США, выбирали: увидеть Статую Свободы или купить "видики". Решили, что Статую мы увидим и издалека"

Лилиан Попеску: "В "Нистру" мы жили на базе, там на 12 км вокруг ничего не было, но мы терпели"

Олег Шишкин: "Время, проведённое в ЦСКА, было для меня одним из лучших в карьере"

Игорь Опря: "В "Тилигуле" Григорий Корзун платил нам зарплату и коньяком, и сахаром, и дойч марками, и долларами"

Владимир Коссе: "Тот комплект формы "Андерлехт" нам подарил, и мы еще пару сезонов играли в ней в чемпионате Молдовы"

Виктор Комлёнок: "На подъемные в "Шерифе" купил машину и квартиру. Понимал бы, как ценна недвижимость, купил бы несколько"

Раду Ребежа: "Когда принёс первую зарплату домой, то шокировал родителей"

Сергей Дубровин: "На Мальдивах мы питались у вожака племени. Черт его знает, чье мясо мы ели"

Ион Тестимицану: "Контракт с "Бристоль Сити" я подписал в аэропорту. Он был на английском, и я абсолютно ничего не понял"

Валерий Андроник: "Переход в "Рому" не состоялся из-за того, что бухарестское "Динамо" не договорилось с итальянцами"

Сергей Епуряну: "Сожаление о том, как сложилась карьера, есть однозначно"

Вадим Борец: "Гол в ворота сборной Голландии я вспоминаю реже всего"

Виктор Берко: "Те, кто получал зарплату водкой, быстро отбивали свои деньги, а вот люстры еще по полгода на базаре продавали"

Денис Калинков: "Хазар" предложил новый контракт, но агент пообещал "Атлетико" или "Мальорку"

Юлиан Бурсук: "Агент сказал - бери двадцать штук и подписывай, или придется возвращаться в Атаки"

 
Источник: "Молдавский футбол"

 

Комментарии
нитуп       17:01 17.02.2018
Для (Эль-койос),полностью согласен!
Эль-койос       15:10 17.02.2018
FC DRUMUL-NOU: Родись он в Европе, вообще футболистом не стал бы,по сколько он был деревьяным и лентяем на поле, всегда ждал когда мяч до не доидет, а не бегал за ним что и Берко и сказал в одном из интервью!
Уоу       13:27 13.02.2018
"Хотел"- по молдавски "гостиница"))))
Bumer83       12:32 13.02.2018
Сергей если читаешь это то знай мы тебя любим и уважаем.а вопрос такой-Хотел бы ты возглавить нашу сборную Молдовы?
Объектив       21:38 12.02.2018
Сергей, Вы лучший игрок Олимпии всех времен! Отличный человек и такой юе нападающий.
FC DRUMUL-NOU       18:19 12.02.2018
Foarte talentat fotbalist. Poate daca se năștea în altă țară ajungea la un club mare din Europa.
Уоу       12:48 12.02.2018
Иваныч, зидану привет!)) И давай уже на лыжи вставай, тут вся страна ждёт от тебя результатов... А "хотел" по молдавский гостиница, ты же знаешь))
Тори Ром       11:57 12.02.2018
Rodman
Так наверно так и было, Рогачев же в Москве живет
Rodman       11:52 12.02.2018
Какое то интервью неполное что-ли. Уверен он много интересного мог расскащать еще и про Сатурн, и сборную, и олимпию-2 и их уход с Берко оттуда. Такое ощущение, что вопросы выслали на майл или еще куда-то, и получили ответы на них.
Юрий Горохов       10:30 12.02.2018
спасибо за интервью,очень интересно было многое вспомнить!!! никогда не забуду как в Бельцах он положил 4 штуки Конструкторулу ,причем все голы были яркие и запоминающиеся,а после игры болельщики вынесли его со стадиона на руках(никогда в жизни такого не видел) большой привет из Кишинева Серёга!!
crystal       09:27 12.02.2018
Удачи тебе Сергей!! Один из лучших Молдавских нападающих всех времен...
Добавить комментарий