Александр Голбан: "Обидно было возвращаться из "Нюрнберга" в лес на Рышкановке"
13 марта 2018 года, вторник

Когда общаешься с Александром Голбаном, не покидает ощущение, что перед тобой находится не только классный в недавнем прошлом футболист, но и высокоинтеллектуальный человек, который довольно чётко выражает свои мысли и приятен в беседе. Но, безусловно, не только приятным общением выделяется Александр. В течение всей своей спортивной карьеры, он ещё был и сильным футболистом, успевшим поиграть и в Молдове, и в Украине, и в Казахстане. Но главным своим достижением он считает время, проведенное в Германии. Об этом и о многом другом и побеседовал Александром Голбаном с порталом Moldfootball.com.

- Александр, вы один из немногих молдавских футболистов, кто попробовал свои силы в клубах Бундеслиги. Как это получилось?
- Случилось это в 2003 году после удачного сезона в составе "Дачии" и матчей Кубка Интертото против немецкого "Шальке" из Гельзенкирхена. Как мне потом сказали, да я и сам читал в газетах, знаменитый Юпп Хайнкес, тренировавший в то время "Шальке", порекомендовал меня своему другу Вольфвангу Вольфу, который тогда работал в "Нюрнберге".
- Коленки тогда не дрожали? Ведь вам было всего 22 года, а тут Германия и вторая Бундеслига, уровень которой, как и первой, тоже достаточно высок.
- Нет, я не боялся. Я знал, что физически я готов ко второй Бундеслиге. Но в тоже время - это была громадная ответственность, понимал, что придётся работать с удвоенной силой, доказывать, что я на голову выше других. Но я понимал, что физически и функционально я сильнее местных игроков. Я прессинговал, успевал выполнять и черновую работу, ведь, будучи в "Дачии", мы набегали множество кроссов.
- А как был построен тренировочный процесс?
- Тренировки были достаточно агрессивны. Занятия на поле чередовались с тренировками функциональной готовности. В команде тогда был предсезонный период, когда на сборах огромное внимание уделяется функциональной части. Бегали темповые кроссы, по одиннадцать километров и должны были вложиться в пятьдесят минут.
- Как вас приняли в клубе?
- Я хочу отметить словацкого игрока Марека Минтала, чеха Дэвида Яролима, который потом перешёл в "Гамбург", и македонца Сашу Чирича, которые со мной изначально стали хорошо общаться и, так как они были лидерами в команде, я не чувствовал дискомфорта.
- Однако, в конечном итоге, в "Нюрнберге" вы пробыли недолго.
- Да, всего три дня. Они были готовы подписать со мной контракт по системе "три плюс один", но цену, которую запросила "Дачия", равнялась 500 тысячам евро, а "Нюрнберг" был готов выделить в два раза меньше. Как мне потом объяснили, в Германии футбол – это не клуб одного президента, а существует совет директоров, который и решает, какую сумму могут выделить на трансфер игрока. К тому же есть бюджет, который выделяется на год, и от него не отступают.
- Обидно было?
- Обидно было до слёз, потому что я понимал, что я снова возвращаюсь в лес на Рышкановке, на изнурительные кроссы в "Дачию", на работу с отягощениями, кроссы с пятикилограммовыми медицинскими мячами. Но я осознавал, что необходимо теперь работать с удвоенной силой и энергией, хотя и без того всегда отдавался на тренировках, но сейчас я стал ещё более требовательным к себе.
- Но вам потом была предоставлена ещё одна попытка сыграть в Германии и уже на более значительно срок.
- Да, в 2006 году тогдашний главный тренер "Айнтрахта" из Брауншвейга Вилли Райман пригласил меня в клуб. Как я понял из беседы с ним, а также из прессы, на Раймана произвела впечатление моя игра за "Дачию" против "Шальке".
- Как у вас сложилась судьба в Брауншвейге?
- Началось всё очень хорошо! Уже в первой контрольной игре я забил. Затем забил и во второй. Но там я получил травму колена, был прооперирован, к тому же я приехал в клуб после других повреждений, которые я получил в играх за львовские "Карпаты" и за сборную страны. Этакая была эпидемия травм! В результате из трёх лет по контракту, я пробыл всего год, отыграв 6 матчей. Райман ушёл в отставку, а новый тренер не видел для меня перспектив в клубе. Я его понимал, ведь никому не хочется держать футболиста, настолько сильно подверженного травмам.

Они были готовы подписать со мной контракт по системе "три плюс один", но цену, которую запросила "Дачия", равнялась 500 тысячам евро, а "Нюрнберг" был готов выделить в два раза меньше.


- Вот так и завершилась ваша эпопея в Германии. Но ведь было и что-то хорошее.
- Да, безусловно. Я смог приобщиться к классному футболу, который я нигде ни до, ни после этого не видел. Я играл на хороших полях, одним из которых был "Альянц Арена" в Мюнхене, при массовом стечении народа, при заполненных трибунах. Ещё я увидел, как немцы уважают каждого футболиста. Со мной даже был такой забавный эпизод. Еду я из одного небольшого городка в другой на своей машине и тут меня останавливает полиция из-за того, что у меня транзитные номера. Проверяют документы, подозревая, что я занимался перегоном автомобилей, а я им объясняю, что, мол, футболист. Они с таким сначала недоверием на меня посмотрели и спросили: "Точно футболист?" И когда была продемонстрирована карточка игрока, они тут же с уважением вернули документы и отпустили меня. Я впервые увидел такое уважение к футболистам.
- Про вашу эпопею в Германии мы узнали, а ведь был период, когда вы, помимо футбола, занимались ещё бальными танцами и музыкой, играли на скрипке.
- Да, это так, больше это было желанием родителей, но всё равно я грезил футболом. А иначе и быть не могло. Мой отец тоже играл в футбол, правда, на любительском уровне. А играл он с родителями Сергея Нани, Сергея Клещенко, Марина Спыну. Было всё это в селе Кишкарены, откуда он родом, где существуют отличные футбольные традиции. Лишнее тому доказательство - участие команды "Спикул" в Национальной Дивизии. С малых лет отец возил меня на игры, и любовь к мячу отразилась на моём футбольном будущем.
А началось всё в первом классе школы города Криуляны, где я родился, городе, в котором любили и любят футбол. К нам на урок пришёл тренер и пригласил всех желающих заняться футболом. Разумеется, мимо меня это приглашение не могло пройти. Хотя, как вы правильно заметили, я в детстве ещё занимался и бальными танцами, и музыкой, осваивая игру на скрипке. Это нравилось родителям, но, я уже тогда понимал, что это не то, к чему я всегда стремился. Я сопротивлялся этому и, как итог, в 13 лет я самостоятельно поехал в Кишинёв и подал документы в спортивный интернат. Вернувшись, я просто поставил родителей перед фактом. Мама - в слёзы, а папа отнёсся с пониманием. Экзамены я в спортивный интернат сдал, и началась моя самостоятельная жизнь!

Сама же НД на меня произвела большое впечатление. Тогда в 1996-97 годах в командах были ещё те игроки, которые прошли школу советского футбола, а это, как ни крути, был высокий уровень.


- Не страшно было 13-летнему мальчику оказаться вдали от родителей в таком большом, по сравнению с Криулянами, городе?
- Первое время было тяжело, так как это казарменная жизнь, всё по распорядку, школа и наоборот. И всё это быстро, ты должен был успеть даже в столовую, чтобы взять порцию, ведь не забудьте, какое время было, в те лихие 90-ые.
Но и в то же время было очень интересно. Мы участвовали в чемпионате Молдовы по футболу среди юношей. В конкурентах у нас были тираспольский "Тилигул", школа футбола на Рышкановке, "Зимбру".
- Пока учились в интернате, были какие-то просмотры или даже приглашения в профессиональные клубы?
- Я не думаю, что мы, ещё будучи в интернате, были такими уже сильными футболистами, чтобы нас прямо нарасхват брали профессиональные клубы. Правда, позже на базе интерната, всё же создали команду ULIM и мы играли в Дивизии А.
- А как сложилась ваша судьба по окончании лицея?
- После лицея я попал в команду "Сперанца" из Ниспорен. Тогда у них были серьёзные финансовые проблемы, что даже ряду ведущих игроков пришлось уйти из команды. И дабы сохранить команду и прописку в Национальной Дивизии, "Сперанца" стала привлекать нас - ребят из интерната.
- Как для вас, ещё 17-летнего юноши показались нагрузки в НД?
- Я скажу, что мы где-то не были физически готовы к ним, нас не хватало на все 90 минут. Да и по мастерству мы были ещё сыроваты.
Сама же НД на меня произвела большое впечатление. Тогда в 1996-97 годах в командах были ещё те игроки, которые прошли школу советского футбола, а это, как ни крути, был высокий уровень.
- Чем вам запомнилось время, проведенное в "Сперанце"?
- Я понял тогда, к какому уровню нужно стремиться. Во-первых, это работа с мячом на скоростях при ограниченном времени и пространстве, во-вторых, быть более жёстким в единоборствах и, в-третьих, быть более грамотным в тактическом плане. И, конечно, первый гол, забитый мной в Национальной Дивизии.
- В "Сперанце" вы пробыли недолго?
- Да, полгода, после чего меня пригласили в "Зимбру-2". У меня состоялся принципиальный разговор с руководством клуба, где чётко была обрисована картина, чего от меня хотят, и я начал играть. Со временем дошло до желания клуба, чтобы я перешёл к ним на постоянной основе, но у меня был контракт с ULIM и о переходе не могло быть и речи. Кстати, и в "Сперанце", так же, как и в "Зимбру-2", я был в аренде.
- Кстати, об ULIM. Что за странная была история с контрактом, из-за которого вы целых три года играли в первенстве Новоаненского района за "Арому"?
- Тут вот какая история… В своё время, после приезда ULIM с турнира из Германии, нам всем дали подписать бумаги, якобы для участия в чемпионате Молдовы, и мы, 17-18-летние ребята, не читая, подписали, причем сделали это абсолютно без никакой задней мысли. А оказалось, что это были 5-летние контракты с командой.
- Получается, что вы год были в арендах, потом 3 года играли в чемпионате Новоаненского района, а ещё год?
- Ещё год я просто тренировался индивидуально по 2-3 тренировки в день в парке на Рышкановке и школе футбола с Игорем Урсаки и Анатолием Шкарубой. Мой трансфер передали в "Петрокуб", с которым у ULIM были какие-то отношения. Но в то же время создавалась кишиневская "Дачия", то есть де-юре её еще не было, а де-факто она уже проводила тренировки. И я очень хотел попасть в эту команду. Тогда у меня состоялся серьёзный разговор с президентом "Петрокуба" Михаем Усатым, который меня в лоб спросил, искренне ли я хочу уйти в "Дачию"? И я ответил, что да. И он тогда сказал мне: "Ты будешь там играть!" За что я ему очень благодарен! Позже я узнал, что за мой переход "Петрокуб" получил ещё десять тысяч долларов.

Нам предстоял домашний поединок против Турции в отборочном турнире чемпионата Европы. Ощущения были двоякие. С одной стороны, огромная радость, ведь я попал в число лучших игроков Молдовы по своему возрасту. А с другой стороны, было очень обидно видеть, что не попал в основной состав.


- А чем так привлекала "Дачия"?
- Я очень хотел работать с Игорем Урсаки, с которым был знаком ещё по спортивному интернату и по "Сперанце". Я считаю, что это очень сильный специалист. И именно он мне дал понять, что только физическими качествами, функциональной выносливостью я могу добиться успеха как футболист. К тому же у "даков" подбирался классный коллектив. Тренером по физической подготовке был, к сожалению, покойный уже Александр Шкаруба, который тоже повлиял на моё футбольное становление. В составе было много высококлассных игроков таких, как Сергей Кощуг, Георгий Харя, Сергей Ботнараш, Виталий Кулибаба, Эмиль Карас, Руслан Рашку, Игорь Георгиеш, то есть люди, у которых можно было чему-то реально научиться.
- Но в Национальную Дивизию "Дачия" с первого сезона не попала.
- Да, мы в год дебюта в Дивизии А, а было это в 2000 году, в НД не попали. Команда заняла только 4-е место. Я как раз в том сезоне не играл, так как решались мои юридические вопросы по контракту. Но, несмотря на это, я был счастлив. Счастлив от того, что находился в команде, где всё было поставлено на профессиональный уровень, и отношение к каждому футболисту было очень хорошим.
- Вы сказали, что в клубе было немало опытных футболистов. Как они уживались с целой армией молодых игроков?
- Вот здесь я хотел бы сказать, что мне всегда импонировало отношение опытных ребят к нам, молодым. Оно было в высшей степени интеллигентным, открытым, видна была готовность нас чему-то научить. Всё это выливалось в то, что, выходя на поле, мы ощущали и ответственность, и всегда присутствовала мысль - не подвести никого. Это было здорово! Позже опытные игроки стали уже уходить и нас, вчерашний молодняк, уже стали выдвигать на лидирующие роли. Даже так вышло, что меня в определённый момент перевели из защиты в нападение, где у меня тоже неплохо получалось, и в сезоне 2001 года я даже стал лучшим бомбардиром Дивизии А, забив 23 гола.
- Вы попали в НД после второго сезона пребывания в Дивизии А. Насколько команда была подготовлена к пребыванию в элите молдавского футбола и не дрожали ли у вас коленки перед "свиданием" с лучшими клубами страны?
- Ни у кого из нас коленки не дрожали. Мы были готовы к высшему дивизиону, особенно, физически. Никто, конечно, не отменял определённых переживаний, но они не были такими, чтобы нагонять страх, это скорее, была дополнительная ответственность перед партнёрами по команде, тренерами и нашим руководством. Тогда у нас все сложилось очень здорово! Мы завоевали 4-е место, дающее право играть в еврокубках, а я был замечен тренерами сборной страны.
- Вас тогда пригласили в молодёжную сборную. Какие были ощущения?
- Нам предстоял домашний поединок против Турции в отборочном турнире чемпионата Европы. Ощущения были двоякие. С одной стороны, огромная радость, ведь я попал в число лучших игроков Молдовы по своему возрасту. А с другой стороны, было очень обидно видеть, что не попал в основной состав. Я тогда сделал вывод, что нужно ещё больше работать на тренировках и ещё больше отдаваться. А вообще, атмосфера пребывания в молодёжной сборной, а позже и в национальной, конечно, непередаваема. А, когда играют перед матчем ещё и гимн твоей страны, тут уже и мурашки по телу пробегают. Это сказочно!
- После "Дачии" ваш путь ненадолго лежал в Германию, после чего вы оказались на Украине.
- Не сразу. Я вернулся в "Дачию" и отыграл полсезона в команде. Мы даже с Юлианом Бурсуком, забив по 9 мячей, стали лучшими бомбардирами осенней части первенства и лучшими нападающими страны 2003 года. Возник вариант с "Карпатами". А у меня как раз и контракт с "Дачией" заканчивался.


- "Дачия" не предлагала его продлить?
- Предлагала, но я понимал, что где-то уже перерос молдавский чемпионат и нужно двигаться дальше.
- Каким вам показался чемпионат Украины и сами "Карпаты"?
- Я скажу, что мне вообще очень импонировало внимание руководства львовян ко мне. Кроме того, я видел, что могу зацепиться и стать игроком основы клуба, а через всё это обратить внимание и попасть в какой-либо европейский клуб – это всегда было моей мечтой. Я увидел в "Карпатах" настоящий профессиональный подход к делу, начиная от комплекта формы, который менялся каждые полгода, от оборудования, что покупали для медицинского центра, от внимания к игрокам, от тренировочного процесса, от традиций клуба, которые берегли. Я понял, что в этом клубе можно расти. А если прибавить ещё и уровень чемпионата Украины, где упор делался на физику, на большой объем работы, то есть было всё, что мне нравилось. И мне было легко играть в такой футбол с поглощением, с бесконечными прессингами, так как я уже не мог не прессинговать.
- На Украине тогда была гегемония двух клубов – киевского "Динамо" и донецкого "Шахтёра", а остальные клубы на подхвате. Не было обидно после "Дачии", где вы боролись за медали, осознавать, что здесь это сделать будет практически невозможно.
- Насчет гегемонии двух клубов не совсем верно. В борьбу ещё вмешивался и днепропетровский "Днепр". Но, понимаете, здесь важно, что матчи по своему уровню были намного выше, чем в Молдове, что позволяет футболистам расти. К тому же, мы могли тоже дать бой. Например, в том сезоне, когда я выступал за львовян, мы выбили "Шахтер" из Кубка Украины и вышли в полуфинал, где попали на Киев и ему с нами тоже сладко не пришлось.
- Стали ли вы своим у болельщиков "Карпат"?
- Думаю, да. Во всяком случае, когда стало известно, что я уезжаю в Брауншвейг, они на последнем моём матче вывесили даже баннер с благодарными словами в мой адрес на моём родном языке, а затем представители СМИ пригласили в микст-зону, где взяли обширное интервью.
- После Брауншвейга ваш путь лежал в румынский "Чахлэул".
- Да, меня туда пригласил Виорел Хизу. Команда тогда только вышла из второго дивизиона в высший. Пригласили целый ряд хороших игроков, таких, как бывший игрок "Стяуа" (Бухарест) Нарчис Радукану, Константин Шумахер, был наш Виорел Фрунзэ, Евгений Чеботару. Мы чувствовали себя достаточно комфортно. Помню свой первый матч, его называли ещё молдавским дерби по провинциальной принадлежности городов. Хизу меня отправил на пресс-конференцию, так как было ясно, что с Виорелом Фрунзэ мы будем играть в основе. "Чахлэул" выиграл матч со счётом 1:0 и, как раз, я забил тот единственный мяч. После этого, мне Хизу доверял практически неограниченно.
- В "Чахлэул" вы пробыли недолго.
- Да, полгода. Возникла заинтересованность со стороны казахского "Тобола", а, если конкретно, известного тренера Дмитрия Алексеевича Огая, и команда выкупила мой контракт.
- Не было ли это для вас некоторым понижением в классе? Ведь вы поиграли во второй немецкой Бундеслиге, в высшей лиге румынского чемпионата, а тут - далеко не самый топовый чемпионат.
- Не буду лукавить, тут, в-основном, сыграла роль материальная сторона вопроса. На тот момент мне было уже 28 лет, и я понимал, что мои футбольные амбиции играть в сильном европейском чемпионате так и не реализовываются.
- А в чём они заключались?
- Я всегда мечтал играть в первой немецкой Бундеслиге, ещё с 13 лет, когда нас повезли с интернатом на турнир в Германию и даже устроили экскурсию на Олимпиаштадион в Мюнхене. Вот тогда я поставил перед собой цель – попасть в чемпионат Германии. Но, вероятно, из-за обилия травм, из-за каких-то иных моментов этого не вышло.
- А каким вам показался чемпионат Казахстана?
- Интересный турнир. Но тут надо сказать, что огромную роль играет ещё и климат. Когда на юге +40, на севере стоит просто колотун. Помню, ещё в Казахстане болельщицкое внимание. В одном из матчей я неумышленно нанёс травму вратарю и мне дали красную карточку и пятиматчевую дисквалификацию. После её отбывания, болельщики встретили меня баннером в поддержку - "Голбан с возвращением". Но, как сейчас помню, на 48-й минуте я вновь схлопотал от судьи красную карточку и мне пришлось еще три матча наблюдать с трибун.
- Я знаю, что, будучи в Казахстане, вы даже рисковали жизнью?
- Тут был очень интересный эпизод. Летим мы как-то с командой на матч в Чимкент и попадаем в грозу, да к тому же ещё и в болтанку. Нас раскачивает, что почти все чуть ли не молятся, дабы ничего страшного не случилось. Вот после этого я стал понимать Бергкампа, который в бытность игроком лондонского "Арсенала" страдал аэрофобией.
- После Казахстана у вас ещё были карьеры в Азербайджане и Узбекистане.
- Да, но они были недолгими.
- И вот вы возвращаетесь в Молдову.
- Да, меня пригласили в "Милсами". Поиграл я там два года.
- Каким вам показался тогда молдавский чемпионат после скитаний по другим странам?
- Скажу так, что это уже был совершенно другой чемпионат для меня. Моё мнение, что раньше было больше индивидуально сильных игроков. Мы с "Милсами" с ходу стали бронзовыми призёрами. Это уже потом подтянулась "Дачия", тот же "Милсами" стал ещё сильнее, и первенство стало поинтересней.
- После "Милсами" вы решили уже заканчивать с футбольной карьерой. Почему, ведь ещё можно было поиграть?
- У меня образовался остеоартрит в колене и о продолжении карьеры уже не могло быть и речи.
- Александр, начнись сейчас жизнь заново, чтобы вы поменяли?
- Футбол остался бы однозначно. Понимаете, мы попали в такое переходное время, когда не стало Советского Союза, а Молдова только обрела свою независимость. Не было той материальной базы, которая существует сейчас. Нам не хватало элементарно мячей. Вот это, конечно бы, я изменил.

Автор: Виталий Шутиков, специально для Moldfootball.com.

Также читайте:

Сергей Кирилов: "Я два года ходил на тренировки по футболу, говоря родителям, что хожу на гимнастику"

Александр Скрупский: "В Израиле мы даже бастовали на границе, чтобы впустили в страну Серёжу Динова"

Сергей Рогачев: "На первые премиальные в Олимпийской сборной, казалось, могу купить половину Глодян"

Эрик Ококо: "В "Конструкторуле" мне как-то дали деньги просто так, из-за моей короткой причёски"

Сергей Клещенко: "Началась моя карьера матчем на первенство первой лиги СССР - я вышел на замену и сразу получил двойной перелом"

Сергей Секу: "Вместо поездки на Чемпионат Европы, меня отправили в Кишинев сдавать вступительные экзамены в Пединститут"

Денис Романенко: "Когда были в США, выбирали: увидеть Статую Свободы или купить "видики". Решили, что Статую мы увидим и издалека"

Лилиан Попеску: "В "Нистру" мы жили на базе, там на 12 км вокруг ничего не было, но мы терпели"

Олег Шишкин: "Время, проведённое в ЦСКА, было для меня одним из лучших в карьере"

Игорь Опря: "В "Тилигуле" Григорий Корзун платил нам зарплату и коньяком, и сахаром, и дойч марками, и долларами"

Владимир Коссе: "Тот комплект формы "Андерлехт" нам подарил, и мы еще пару сезонов играли в ней в чемпионате Молдовы"

Виктор Комлёнок: "На подъемные в "Шерифе" купил машину и квартиру. Понимал бы, как ценна недвижимость, купил бы несколько"

Раду Ребежа: "Когда принёс первую зарплату домой, то шокировал родителей"

Сергей Дубровин: "На Мальдивах мы питались у вожака племени. Черт его знает, чье мясо мы ели"

Ион Тестимицану: "Контракт с "Бристоль Сити" я подписал в аэропорту. Он был на английском, и я абсолютно ничего не понял"

Валерий Андроник: "Переход в "Рому" не состоялся из-за того, что бухарестское "Динамо" не договорилось с итальянцами"

Сергей Епуряну: "Сожаление о том, как сложилась карьера, есть однозначно"

Вадим Борец: "Гол в ворота сборной Голландии я вспоминаю реже всего"

Виктор Берко: "Те, кто получал зарплату водкой, быстро отбивали свои деньги, а вот люстры еще по полгода на базаре продавали"

Денис Калинков: "Хазар" предложил новый контракт, но агент пообещал "Атлетико" или "Мальорку"

Юлиан Бурсук: "Агент сказал - бери двадцать штук и подписывай, или придется возвращаться в Атаки"

 
Источник: "Молдавский футбол"

 

Комментарии
Caminschi       22:19 19.04.2018
Nu nu mai scriti asa articole voluminoase, parca nu stiu ce mare vedeta. Maine poimine o sai apara dorinta sa candideze la sefia FMF, ia sal vedeti.
Caminschi       22:09 19.04.2018
Mai levii atacant ca Golban in echipa Nationala nu a fost. Cate goluri a marcat el in fiecare sezon cit a jucat in Divizia Nationala, daca a fost asa bun fotbalist-atacant?
Игорь Мындреску       00:09 17.03.2018
Санёк - мой двоюродный брат, его отец родной брат моей мамы! Сколько я его помню (Санька), он был фанатом футбола! И если не его травмы, играл бы он за ведущие мировые команды, уверен! Я очень горждусь тобой, братишка!!!
Ку       17:21 15.03.2018
Александр Голбан: "Обидно было возвращаться из "Нюрнберга" в лес на Рышкановке"
--- Саня, что ты там делаешь в лесу? У тебя вроде квартира была!
дрогобич       12:17 15.03.2018
хороший игрок
помню по родным карпатам
а еще ковальчука
он капитанил даже
IRM       21:37 14.03.2018
IRl. Credca ai fost si tu cu noi in grupa si in Germania.Bravo Irl.
IRM       21:34 14.03.2018
Da dnul Bogus a fost ca u tata pentru mai multi din noi.In 93 am fost si eu in Germania si nu tea dus pe tine Sasa Golban internatul in Germania dar Bogus,nici odata nai pomenit de el nesimtitule,fraer.Ai uitat cum tatal tau venea de la Criuleni aproape in toata ziua pe la Bogus,dar acuma ai uita de acela care sia pierdut sanatatea cu tine ca erai vai de capul tau ca si fotbalist.Rusine sa-ti fie.
Лфп       18:14 14.03.2018
Самый техничный нападающий Молдовы
для antikillera       13:32 14.03.2018
Проф лиги в Молдове никогда не будет потому-что вы бедные как в Африке. а ты откуда такой богатый нарисовался, но знаешь всех нападающих Молдовы? зарабатывай на чужбине гастрик, но не забывай свою родину. это как минимум подло.
ANTIKILLER       12:47 14.03.2018
Спасибо за поддержку. Но когда страна по имени Лихтенштейн у которой вообще нет внутреннего чемпионата по футболу а ее Вадуц играет в высшей лиге Швейцарии и рвет наших Свынтул Георге 4-1 , а Лихтенштейн размером с район Республики Молдова рвет целку сборной Молдове, волей неволей задумаешмя а нужен ли вообще чемпионат в Республике Молдова ? Если денег нет !!! Легче средства от УЕФА направить на развитие дюсш и проводить юниорские чемпионаты. А если ребят правильно учить играть в футбол и создать для этого условия они могут пэиграть после 18 на проф уровне в соседних странах. А обманывать себя идеей что у нас есть футбол это глупо, начните с базы.
ANTIKILLER       00:19 14.03.2018
Помню Голбана, ничего особенного, Рогачев был намного круче. Вообще думаю что таких как : Клещенко, Рогачев и Коссе больше в Молдове не будет скоро. Без финансирования дюсш вам прийдет хана. И игроков будет брать неоткуда. Да и переименуете Дивизия националэ в Национальный цирк. Разбегайтесь лучше по соседним чемпионатам. Зимбру в Румынию, Шериф в Украину. [deleted] Проф лиги в Молдове никогда не будет потому-что вы бедные как в Африке.
IRL       18:17 13.03.2018
Ai uitat de BOGUS. Ca ta fost mai mult ca un parinte.
БМВ       17:51 13.03.2018
Он очень хороший и умный человек,за это ему РЕСПЕКТ
Гица       17:43 13.03.2018
Сначала человека возвращают из "Нюрнберга" в лес на Рышкановке из жадности, а потом снимают клуб с чемпионата. Это Молдова, детка.
crystal       16:36 13.03.2018
Неплохой футболист но очень грубо играл.
Альфа 93       16:15 13.03.2018
Классная была поездка в 93 ,это всё благодаря заводу Альфа
Добавить комментарий