Андриан Богдан: "Основным вратарём луганской "Зари" я стал после прыжка в лужу"
10 августа 2018 года, пятница

Порой складывается впечатление, что Андриан Богдан родился вратарём. Это тот самый случай, когда, ещё в детстве, по признанию самого Андриана, он отдавал предпочтение игре в воротах, заставляя всех бросать ему мячи. Он прыгал за ними как заведённый! Это тот случай, когда мечта детства материализовалась и стала профессией всей жизни, принеся славу. Ведь не каждому в 19 лет удаётся стать чемпионом страны, тем более в таком амбициозном коллективе, каким был в середине 90-х годов XX века столичный "Конструкторул". Позже, после выступлений в зарубежных клубах, Андриан стал тренером вратарей в национальной сборной. Об этом и многих других перипетиях богатой футбольной карьеры, а также о роли кризис-менеджера в бельцкой "Заре" бывший голкипер национальной сборной Молдовы Андриан Богдан и рассказал в интервью порталу Moldfootball.com.

- Андриан, что за такая забавная история была у вас в луганской "Заре", когда достаточно было прыгнуть в лужу, чтобы занять место в рамке ворот?
- О, да, это в самом деле забавная история! Я тогда только-только прибыл в Луганск и одна из тренировок проходила после дождя. Сами понимаете, что поле было всё в лужах, особенно во вратарской площадке, где было что-то типа бассейна. И вот основной вратарь "Зари" просто отказывался прыгать в эту лужу за летящими мячами. Стал я в воротах, и не мог даже себе представить не прыгнуть за каким-либо мячом, даже несмотря на лужу. На тот момент главный тренер клуба, легендарный в прошлом футболист Владимир Бессонов, увидев, что я мало того, что ловлю мячи, но ещё и плюхаюсь в лужу, тут же сказал: "Всё, тренировка для тебя закончена, иди готовься к завтрашней игре!" И через день я уже играл на Олимпийском стадионе Киева против местного "Арсенала", где тренером был легендарный в прошлом футболист Александр Заваров. Мы сыграли вничью 2:2, что для нас было хорошим результатом!



- Вы проявили настоящий профессионализм, не смутившись этой лужи, отбивая и прыгая за мячами. Откуда у вас такая тяга к этому?
- Искать корни этого нужно в детстве, и то, сомневаюсь, что найдёте. Дело в том, что сам не могу понять, почему с малых лет меня тянуло в ворота. Началось с того, что мой папа, на всякий случай бывший директор Республиканского стадиона, и мама кидали мне мячи и мне нравилось их ловить. К тому же я часто ходил на матчи "Нистру" и заходил в "святая святых", а именно в раздевалку команды, и знал всех игроков, особенно вратарей. Не мудрено, что меня стало тянуть в рамку. Позже во всех дворовых футбольных баталиях я неизменно стоял в воротах. При этом я мог прыгать и на асфальт, и на гаревое поле, без разницы! Причём частенько рвались школьные штаны на коленках, и бедной маме приходилось делать такие кожаные вставки, чтобы не рвались брюки. В те времена были только кожаные перчатки со вставками от теннисных ракеток. После дождя они становились настолько твёрдыми, что нельзя было согнуть пальцы. Поэтому я брал простые перчатки и вшивал в них поролон или стельки от китайских кед. Эти стельки были похожи на материал ладони нынешних перчаток.
Раз в месяц мне приходилось шить такие перчатки, так как они быстро рвались. Вы представляете, сколько раз я прокалывал себе пальцы до ногтей иголкой. А ведь фирменных перчаток тогда в продаже почти не было. Вспоминая те времена, мне пришла идея делать перчатки для вратарей. И вот последние шесть лет я делаю модели для наших вратарей перчаток под названием "Bodya One", которые очень известны в Молдове. Доходило до того, что даже зимой, а мы жили возле Комсомольского озера, с ребятами играли в хоккей. Так и там я занимал место в рамке.
- Слушайте, ведь такая тяга к вратарскому искусству и талант не должны были затеряться…
- Начинал я заниматься в школе футбола на Рышкановке у Ивана Степановича Караса. Затем, когда он уехал в Москву в Высшую школу тренеров, я попал к Владимиру Владимировичу Благодарову. Потом у меня была пауза, но это трудно было назвать паузой, я всё равно играл в футбол на стадионе "Динамо". Причем играл по 5-6 часов в день. А с 13 лет начались мои серьезные занятия футболом у Валентина Анатольевича Кожухаря. У него тогда команда была CSS "Amocom" и шаг за шагом я дорос до первой команды. Тогда тренером был Евгений Пиуновский. Тренировки у него были "мама не горюй", очень тяжёлые. Занятия проходили в Долине Роз, и мы брали одного человека впереди, другой запрыгивал сзади и с ними двумя нужно было бежать в горку. Вы представляете, как нам было весело.

А вечером на ужине в ресторане Валерий Григорьевич даёт скрипачу 50 долларов со словами: "Иди сыграй для Боди весь вечер. Он слишком хорошо стоит в воротах!"


- Выдерживали такие нагрузки?
- Очень тяжело. Бежал, наверное, метров десять и падал. Я был тогда ещё очень молодым, мне было 15-16 лет. Пиуновский, видя это, потом стал нагружать меня одним человеком. Но скажу я вам, что кормили нас просто по-сумашедшему: пол курицы, творог, гречка, изюм и так далее. Мне очень нравилось питаться в клубе!
Одним словом, я закрепился в команде, тем более, что ещё одно её название было "Sportul Studențesc" и была она при Государственном Университете физической культуры и спорта, а я вскоре стал его студентом. Потом меня отдали в аренду в клуб Дивизии А "Извораш-67" (Драсличены), где я очень вырос как вратарь. После этого я оказался в "Спуманте" (Крикова), где мне очень помог Илья Степанович Виерь. Что он только не вытворял со мной на песке! Прыгал через барьеры за мячом. Он очень в меня верил и доверял место в основном составе. Благодаря ему и произошло мое становление как вратаря. А затем Александр Спиридон пригласил меня в "Зимбру".
- Чем для вас запомнилось пребывание в рядах одного из флагманов отечественного футбола?
- Запомнилось тем, что прибыл туда с травмой, сделал операцию, восстановился. Но подняться на тот уровень, на котором играл, не удавалось.
- Спиридон нервничал из-за этого?
- А Спиридон ушёл из команды. Пришёл Иван Степанович Карас. Он понимал меня, поддерживал, но "Зимбру" - такой клуб, которому нужен результат, а, значит, и уровень игроков должен быть соответствующим. Мне, как уже сказал, тяжело было выйти на этот уровень, ведь не забудьте, что я был после травмы, к тому же ещё и молодым неопытным футболистом. Основной вратарь команды Денис Романенко был тогда в порядке, и нужно было уходить. И вот зимой на меня вышел "Конструкторул".
- А кто на вас вышел, не сам ли Валерий Григорьевич?
- Нет, посодействовал в этом Николай Акимович Чеботарь, который знал мой потенциал и доверился мне. Он тогда как раз работал тренером вратарей в клубе. И, можно сказать, что Николай Акимович меня восстановил.
- Не страшно было идти в клуб, которым руководил известный криминальный авторитет "Зелёный"? Ведь вам было тогда всего 19 лет.
- Прежде всего, мне было интересно, а потом только боязнь ошибиться, чтоб не "напихали". После каждой игры мы ещё часа два сидели и выслушивали всё, что думает о нас и о матче Валерий Григорьевич. Под раздачу мог попасть каждый. В выражениях он не стеснялся. Но почти всегда заканчивал все эти двухчасовые летучки каким-нибудь анекдотом для разрядки атмосферы.
- Физическую силу, о которой ходило столько легенд, Валерий Григорьевич не применял?
- Нет, такого не было. Во всяком случае я не видел и не слышал. Единственное, что мог, так это ударить по косточке носком ботинка. Он тогда часто носил туфли с острыми носками. Так мы, наученные этим, уже не снимали после игры щитков.
- Правда, что Валерий Григорьевич был вам как отец родной?
- Да, он любил нас. Мог помочь каждому, выручить. Многие ребята получили от него и квартиры, и машины, запросто мог дать просто так сто долларов, как, например, Серёже Динову во время турнира на призы газеты "Вечерний Кишинёв", а матчи проходили в школе милиции на асфальте и Динов безбоязненно прыгал из угла в угол, короче, убивался не на шутку. И вот Валерий Григорьевич как-то сказал: "Надо Дыне дать сто долларов". Вы представляете, какие это были деньги по тем временам. Но в тоже время он от нас и требовал, и не щадил никого на послематчевых двухчасовых посиделках.
- А лично к вам Валерий Григорьевич как относился?
- Очень хорошо. Он частенько говорил: "Дайте Боде три коробки яиц. Он любит покушать!" Именно "Зелёный" стал первым меня называть "Бодей". Теперь вы понимаете откуда такой бренд перчаток "Bodya One". Мы часто с ним разговаривали. Он вообще считал, что вратарь – это очень важная часть команды. Но и, как я уже говорил, он и требовал от нас многого. Помню, играли мы товарищеский матч в Румынии против "Университати" из Крайовы и крупно "попали". В рамке стоял я. Так вот, после первого тайма, что только в меня не летело в раздевалки. Самое безобидное – это тапочки! А вечером на ужине в ресторане Валерий Григорьевич даёт скрипачу 50 долларов со словами: "Иди сыграй для Боди весь вечер. Он слишком хорошо стоит в воротах!" Я со стыда чуть в тарелку лицом не упал. Справедливости ради, стоит отметить, что тренерский штаб тогда сильно перегрузил команду физически, и она практически не двигалась.
- Какая была тогда зарплата в "Конструкторуле"?
- Я вам скажу, что могли получать и тысячу долларов, а могли и 300-400 долларов. В зависимости от того, кто как сыграл.
- Потом Валерия Григорьевича убили…
- Да, мы должны были в тот день играть товарищеский матч, а мне ещё утром отец сообщил о том, что слышал в новостях, что "Зелёного" убили. Мы всей командой собрались в офисе. Ещё три дня ездили на кладбище.
- После убийства Валерия Григорьевича "Конструкторул" стал постепенно разваливаться.
- Да, не сразу, а постепенно. У меня подоспело предложение играть в Румынии в клубе "Национал" из Бухареста, где тренером Мариус Лэкэтуш.
- Каким вам показался румынский чемпионат, по сравнению с молдавским?
- Несмотря на то, что у нас тогда, не в пример нынешним годам, хоть бодались серьёзно, много было интересных матчей, уровень румынского первенства был намного выше. Там более техничный футбол. Про ажиотаж и говорить нечего. Уже с утра все СМИ трубят о матчах тура. Трибуны заполняются. Люди живут футболом, живо всё обсуждают. Мне повезло, слава Богу, что за весь румынский период я не допустил каких-нибудь ляпов, чтобы меня как-то негативно склоняли специалисты и пресса.
- Сколько времени вы пробыли в клубе "Национал"?
- Тут вот какая ситуация. Я получил травму, лечился и восстанавливался в "Национал", после чего я перешёл в команду "Рокар-Фулджер", с которой мы вышли в высшую лигу. Команда к тому времени уже называлась "Поли АЕК" (Тимишоара).



- Сколько времени вы пробыли в Тимишоаре?
- В общей сложности, четыре года. Это было хорошее время. У меня даже дочка в Тимишоаре родилась. Надо сказать, что в Тимишоаре очень любят футбол, а, когда мы вышли в высшую лигу, в городе вообще начался бум. На первой игре против одного из претендентов на победу в первенстве - клуба "Бакэу" - пришло 20 тысяч человек при вместимости стадиона в 40 тысяч. И мы выигрывали со счётом 2:0. Потом был выезд в Генчу на игру против "Стяуа". Наш тренер Пандуру, который очень в меня верил, так же, как и тренер вратарей Стынгачиу, бывший голкипер сборной Румынии, решил лететь самолетом. И вот мы прибываем за два часа до игры, отправляемся на стадион. Нам все показывают 5:0 в пользу "Стяуа". А мы побеждаем 1:0. Это была суперсенсация. После чего вся Тимишоара буквально сошла с ума! Затем дома мы снова выигрываем, и так получается, что после трёх туров возглавляем турнирную таблицу. Как раз в то время меня и в сборную вызвали.
- На какой матч?
- Тогда только начиналась отборочная компания к чемпионату Европы, и предстоял поединок в Вене против Австрии. Но на поле меня не выпустили, но сам факт вызова приятен для меня.
- После Тимишоары вас пригласили в топовый румынский клуб "Рапид" (Бухарест).
- Да, там уже президентом клуба был Джованни Бекали, тренером - Дан Петреску. В общем, известные футбольные люди в Румынии и за её пределами. Правда, пробыл я в "Рапиде" недолго. Мне не повезло, я получил травму и всё.
- На этом ваш румынский период завершился…
- Да, я отправился на Украину в луганскую "Зарю". Причём получилось все довольно быстро. Оставались последние дни заявочного периода, и они меня приглашают и говорят: "Мы тебя знаем, видели в деле. Давай готовься, будешь играть против киевского "Динамо". Но с киевлянами я не сыграл, так как не успели оформить трансфер. А затем уже произошёл тот самый случай, о котором я уже вам рассказывал.
- После "Зари" куда дальше лежал ваш путь?
- Сначала я поехал в Грозный на просмотр в "Терек". Поначалу я им понравился, но они предпочли бывшего голкипера московского "Спартака" Максима Левицкого, которого они знали лучше. Оставаться вторым не представлялось возможным, так как место второго вратаря уже было занято. И тут агент Иван Карп предлагает мне отправиться в Казахстан в клуб "Алма-Аты", которым я понравился по предсезонному матчу "Терека" с польской "Легией".

Балинт тогда в лицо сказал Порумбою: "Раз вы так делаете, то я уйду" и разорвал контракт, несмотря на хорошие условия, показав всем, что деньги не всё решают. Тогда пришлось уйти и мне.



- Какое впечатление на вас произвел чемпионат Казахстана?
- Уровень хороший. Могу даже сказать, что на данный момент он даже выше, чем у нас. За счёт инвестиций клубы могут позволить покупать легионеров, что делало турнир интересней. В то время в Казахстане играло много наших футболистов. А сейчас назовите хоть кого-то. Никого. Не проходят конкуренцию, а там платят хорошие деньги. Я там играл с Виктором Берко. Причём голландский специалист Арно Пайпер, тренировавший "Алма-Аты", сделал меня даже капитаном команды. Я провёл в Казахстане год, после чего отправился в Беларусь в клуб "Гранит" (Микашевичи).
- Команда первой лиги?
- Нет, клуб высшей лиги. Получал я в ней зарплату в шесть тысяч долларов. В том сезоне мы заняли 6-е место. Что поражало – это наличие стадионов, инфраструктуры, то, чего у нас и близко нет.
- В Беларуси у вас и закончилась игровая карьера.
- Да, я получил травму, и всё. После этого Игорь Иванович Добровольский предложил мне работу тренером вратарей в клубе "Академия". Потом, уже когда Добровольский возглавил сборную, он взял меня с собой также тренировать вратарей.
- Не было волнения?
- Нет. Во-первых, я уже работал с вратарями в "Академии", кроме этого, я знал специфику и работу тренера по вратарям. Во-вторых, во время своей карьеры я постоянно запоминал методику. Даже когда выступал в Румынии, к нам приезжал специалист из Италии и давал лекции по вратарскому мастерству, а я ему помогал.
- Существует серьёзное различие между тренером по вратарям в клубе и в сборной?
- Да, конечно. Я считаю, что в сборной должны играть вратари, которые имеют игровую практику в клубах. Однако, у нас играл Станислав Намашко, который не имел достаточной игровой практики в своей команде. Казалось бы, нонсенс, но я его привлекал. Я понимал, что он допустил пару ляпов, но кипер он хороший и трудолюбивый. Так что это было исключением. Также я всегда приглашал по три вратаря. У меня не было любимчиков, привлекались все, кто лучше проявили себя на сегодняшний день. Так что шанс давался всем. Так было и тогда, когда я работал с Габи Балинтом. Он мне доверял полностью. Говорил: "Окей, ты работаешь с вратарями, это твоя ипархия". У нас с ним постоянно был список из 40 игроков молдавского и зарубежных чемпионатов. Мы знали о кандидатах всё, вплоть до того, кто сколько сыграл.
- Как вам работалось с Балинтом?
- Очень хорошо. Наш штаб сборной постоянно просматривал матчи, мы анализировали, порой даже спорили, особенно Ион Тестимицану, но Балинт всегда мог спокойно и доходчиво так объяснить свою правоту, что не согласиться с ним было нельзя. Он профессионал до мозга костей и в то же время не диктатор, а отличный психолог. Не зря он в 2003 году выиграл Кубок Содружества с тираспольским "Шерифом". У него я многому научился. Как-никак, опыт играл свою роль, он же был вторым при Мирче Луческу, когда тот работал в турецком "Галатасарае". Балинт меня даже позвал работать с ним в румынский "Васлуй".
В "Васлуе" с Балинтом случился неприятный эпизод, который может послужить уроком всему румынскому футболу. Вторым тренером тогда был Иосиф Ротариу, чей племянник подавал большие надежды. Порумбою хотел, чтобы он играл за "Васлуй", но тот предпочёл бухарестское "Динамо" и президент упрекнул Ротариу, что тот не убедил племянника прийти в "Васлуй". После этого Порумбою уволил Ротариу. После чего Балинт возмутился, почему увольняют помощников без его ведома, к тому же без причины. Балинт тогда в лицо сказал Порумбою: "Раз вы так делаете, то я уйду" и разорвал контракт, несмотря на хорошие условия, показав всем, что деньги не всё решают. Тогда пришлось уйти и мне.
- После этого вы вернулись в Молдову…
- Да, я занимался индивидуально с вратарями, но продлилось это месяц, и известного румынсконго специалиста Иона Андоне пригласили в клуб "Астана", куда он взял меня с собой. Я работал тренером по вратарям, а затем стал вообще помощником Андоне. Дело в том, что в клубе было много легионеров. Андоне знал испанский, английский языки, а вот с местными игроками он общаться не мог, так как они его не понимали. Нередко он использовал меня как переводчика, причём приходилось даже звать с другого конца поля. Ну и в один день он мне предложил не концентрироваться только на голкиперах. Поработали мы сезон. Чуть-чуть не хватило чтобы завоевать золотые медали, а руководство клуба хотело чемпионство, и из-за этого с нами не продлили контракт. Так бывает.



- После чего вы вернулись домой…
- Да, поначалу я занимался моим конкурсом "Битва вратарей", который делал три года самостоятельно. Лишь потом мне в этом проекте стал помогать Ренато Усатый, а потом он мне сделал предложение: "Мол, приезжай в Бельцы, будем делать команду". В первый же сезон мы выиграли Кубок, в следующем могли стать чемпионами, как я считаю, упустили это лишь из-за собственной глупости. А затем, как вы сами знаете, для клуба наступили тяжелые дни. Мы остались без финансирования со стороны Ренато Георгиевича. Даже примэрия нам не помогает, а мы помощи от них ждём, ведь за аренду стадиона, офисов, раздевалок мы платим немалые деньги. Команда, как-никак, представляет город и не только в стране, но и в Европе.
- Насколько радужны перспективы бельцкой "Зари", как минимум, в этом сезоне?
- Я понимаю, о чём вы. Мы сумели приобрести ряд интересных бразильцев. В данный момент мы в поисках финансирования. Во всяком случае, идут активные переговоры с инвесторами. Так что в перспективу мы смотрим с оптимизмом. Если кто-то захочет помочь команде, мы будем только "за"!

Автор: Виталий Шутиков, специально для Moldfootball.com.

Также читайте:

Евгений Иванов: "Тилигул" просил за меня у "Байера" из Леверкузена 100 тысяч марок"

Александр Голбан: "Обидно было возвращаться из "Нюрнберга" в лес на Рышкановке"

Сергей Кирилов: "Я два года ходил на тренировки по футболу, говоря родителям, что хожу на гимнастику"

Александр Скрупский: "В Израиле мы даже бастовали на границе, чтобы впустили в страну Серёжу Динова"

Сергей Рогачев: "На первые премиальные в Олимпийской сборной, казалось, могу купить половину Глодян"

Эрик Ококо: "В "Конструкторуле" мне как-то дали деньги просто так, из-за моей короткой причёски"

Сергей Клещенко: "Началась моя карьера матчем на первенство первой лиги СССР - я вышел на замену и сразу получил двойной перелом"

Сергей Секу: "Вместо поездки на Чемпионат Европы, меня отправили в Кишинев сдавать вступительные экзамены в Пединститут"

Денис Романенко: "Когда были в США, выбирали: увидеть Статую Свободы или купить "видики". Решили, что Статую мы увидим и издалека"

Лилиан Попеску: "В "Нистру" мы жили на базе, там на 12 км вокруг ничего не было, но мы терпели"

Олег Шишкин: "Время, проведённое в ЦСКА, было для меня одним из лучших в карьере"

Игорь Опря: "В "Тилигуле" Григорий Корзун платил нам зарплату и коньяком, и сахаром, и дойч марками, и долларами"

Владимир Коссе: "Тот комплект формы "Андерлехт" нам подарил, и мы еще пару сезонов играли в ней в чемпионате Молдовы"

Виктор Комлёнок: "На подъемные в "Шерифе" купил машину и квартиру. Понимал бы, как ценна недвижимость, купил бы несколько"

Раду Ребежа: "Когда принёс первую зарплату домой, то шокировал родителей"

Сергей Дубровин: "На Мальдивах мы питались у вожака племени. Черт его знает, чье мясо мы ели"

Ион Тестимицану: "Контракт с "Бристоль Сити" я подписал в аэропорту. Он был на английском, и я абсолютно ничего не понял"

Валерий Андроник: "Переход в "Рому" не состоялся из-за того, что бухарестское "Динамо" не договорилось с итальянцами"

Сергей Епуряну: "Сожаление о том, как сложилась карьера, есть однозначно"

Вадим Борец: "Гол в ворота сборной Голландии я вспоминаю реже всего"

Виктор Берко: "Те, кто получал зарплату водкой, быстро отбивали свои деньги, а вот люстры еще по полгода на базаре продавали"

Денис Калинков: "Хазар" предложил новый контракт, но агент пообещал "Атлетико" или "Мальорку"

Юлиан Бурсук: "Агент сказал - бери двадцать штук и подписывай, или придется возвращаться в Атаки"
 
Источник: "Молдавский футбол"

 

Комментарии
Жулик       15:53 11.08.2018
А Крикова а Цуркану,тебя там не было?
Godi       22:55 10.08.2018
Везде этот клоун лезет [deleted] без мыла , будь проще и люди подтянутся к тебе
Goal       17:11 10.08.2018
Более распиаренного псевдовратаря вряд ли можно найти.
Тор       13:48 10.08.2018
Очень интересная статья! Спасибо! С нотками ностальгии и позитивная статья, без нытья.
сс       13:05 10.08.2018
Господин, Богдан наверняка Вы прочитаете эту статью и комментарии к ней.. никого не слушайте. всё эти копеечные комменты на сайтах это проделки нескольких людей и только. Многие болельщики в Бельцах понимают , что кроме Вас клубом никто не хочет заниматься. Даже тот же Грогоришин, который якобы яростно топил за команду. а теперь, даже не могут свет на стадионе подключить. не отпускайте ситуацию из рук.В Бельцах любят футбол, а вы и дальше занимайтесь своим делом. когда-то все недоброжелатели поймут это. Когда Вам надоест и не будет больше сил..когда команда пропадет, и люди будут смотреть футбол только по телевизору..
salik_103       12:26 10.08.2018
что творит шишханов
https://www.sports.ru/football/1065936745.html
Добавить комментарий